» » » О русском царе, суде истории и псах журналистики

О русском царе, суде истории и псах журналистики

04 март 2013, Понедельник
206
0

Существуют две противоположно направленные поговорки – «сын за отца не отвечает», но «короля играет свита». Сейчас у президента России Владимира Путина возникла такая ситуация, когда он вдруг оказался посередине – между этими двумя алгоритмами выбора дальнейших действий.

Если принять первый алгоритм, или путь – сын за отца не отвечает, – то страна продолжит тонуть в воровстве и коррупции. Такие титаны разрушения государственности как Анатолий Сердюков продолжат набирать вес, совершив столь ужасное государственное преступление, за которое в любой стране мира назначают одно – расстрел. А в некоторых странах – посадку на кол.

Но если президент вдруг займёт такую позицию, то сразу же включится вторая пословица – короля играет свита. В этом контексте безнаказанность и откровенная преступность Сердюкова отбросит такую историческую тень на Владимира Путина, что историки последующих поколений смогут защитить тысячи диссертаций на тему о слабости, бесхребетности и управляемости Путина. Нужна ли такая память президенту? Конечно, нет!

Между тем, чтобы уйти от исторического бича, необходимо прервать, наконец, произвол чиновничьей коррупции и воровства в России, прекратить откровенный развал науки, образования, медицины, армии, космической индустрии и всех остальных областей государственной жизни. И, без сомнения, Владимир Путин в этом направлении уже предпринимает важные шаги. Взять хотя бы отставки в сфере ЖКХ.

И здесь снова возникает обратная сторона процесса – короля играет свита. То есть многочисленные придворные чиновники тянутся к королю, или, как нам привычнее, к царю с великими просьбами о прощении. Если царь не найдёт в себе сил для отказа и примется удовлетворять… То ситуация снова вынесет его на исторический суд.

Что же подсказать президенту Великой державы, оказавшемуся в таком положении? На наш взгляд, последовательность действий очевидна.

Первое – царь, избранный народом, должен чётко осознать, что есть он, царь, и есть его народ, а вся эта чиновничья свора – это только накипь, которая впитывает в себя всю грязь и которую собирают с поверхности кипятка дуршлагом и выбрасывают в выгребную яму.

Второе – царь должен осознать, что он царь, а все эти просители и липовые члены команды – это всего лишь рыбы-прилипалы, которые питаются остатками с царского стола и, наевшись ими, начинают учить царя уму-разуму. При этом, не желая ничего делать и не желая ни за что отвечать.

Третье – царь должен осознать и принять, что во все века у всех царей на земле не было лучшего лекарства от чиновничьего воровства, от казнокрадства, от государственного предательства, чем посадка вора и казнокрада на кол. Для 21-го века это просто образ, в котором мудрый кол можно легко заменить дурой пулей.

Не от хорошей жизни твёрдые правители ставили государственных преступников и воров к стенке. Такие правители понимали, что жизнь и процветание государства – это священная обязанность, которая возложена на царя свыше. И никакой царь не может отказаться от честного выполнения своих обязанностей, ибо судом ему будет слава или позор истории. Слава или позор в поколениях.

Четвёртое – почти каждый российский царь наступал на одни и те же грабли. Он, будучи обманутым командой прихлебателей, завозил на Русь всякое отребье из ложно просвещённых стран. После каждого такого завоза Россия перебаливала, как от чумы, а выздоравливали – и Россия, и царь – только тогда, когда в очередной войне именно русский народ спасал высокопоставленный зад своего такого недоверчивого господина.

Мудрый царь слезился и братался с русским народом, и Россия в итоге процветала, а его царствие входило в историю, как царствие великого царя, принесшего счастье, силу и процветание Родине.

Глупый царь забивался в угол, долго шипел и злился, а после привозил на Русь новую толпу голозадых заморских оборванцев. Такой царь, как правило, издыхал под подушкой, сильно придавленной к его высокопоставленному рту вчерашними членами царской команды. Или, как Чаушеску, собрав своим телом полный рожок из автомата Калашникова, пыжился выглядеть вампиром и тщетно пытался оказаться бессмертным.

Президент России Владимир Путин нажал кнопку «Пуск» ещё, когда впервые положил руку на Конституцию РФ. С тех пор запись его деяний идёт и днём, и ночью.

История – никогда не устающий летописец.

Как только будет нажата кнопка «Стоп», сделанную запись примется отсматривать Суд Истории. По результатам которого будет вынесен вердикт и спущены псы Журналистики: ещё ни один кремень за всю историю человечества не смог устоять перед их мощными челюстями.

Разве только высота заслуг перед народом способна сменить их гнев на милость.

Но эта высота должна быть. И она должна быть реальной. И реальность эта должна быть такой, чтобы народ это вовремя и в полной мере осознал. И осознал так: готовностью рожать счастливых детей, обилием детских садов, высочайшим уровнем обучения в школе, заботой о здоровье и безопасности ребёнка, лучшим в мире и общедоступным высшим образованием, доступностью и качеством рабочих мест, серьёзностью поставленных задач, космическим уровнем их решения. И фантастическим потенциалом Русского народа.

При сильном и мудром царе никто и никогда не мог сказать русскому человеку даже обидного слова, не то, что руку на него поднять. При русской мощи Русский царь был самым могущественным на Земле, а все остальные перед ним были вшами.

Половина пути пройдена.

Судья по имени История уже готовит мантию.

А псы Журналистики разминают алмазные зубы и золотые перья.

На престоле безусловный боец. Каким будет вторая часть поединка? Зависит от морально-волевых качеств бойца, от его подготовки.

Но, главное, от цели.

Волхв Рододор

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры