» » » Оборона страны умирает, пока оборонка воюет с Минобороны

Оборона страны умирает, пока оборонка воюет с Минобороны

29 декабрь 2011, Четверг
202
0

Самое святой любой державы – это её армия. Не будет армии – не будет державы. В этом контексте выбор министра обороны – одно из самых ответственных назначений. И здесь в нормальном государстве никакие родственные связи не должны играть никакой роли. В связи с этим, назначенный на столь ответственный пост абсолютный непрофессионал в военном деле Анатолий Сердюков наворочал на вверенном ему фланге столько, что уже американцы всерьёз заявляют России о возможности своего нападения.

Причём, буквально все действия министра, куда бы они не были направлены, воздействую на армию только одним – негативным – образом: захотел переобмундировать солдат – заморозил, захотел переукомплектовать – оставил без армии. Теперь косорукий министр решил резко увеличить расходы на вооружение. Чем это грозит армии, коротко в материале Иван Гладилина (km.ru).

Резкий рост расходов на оборону, запланированный на ближайшие годы, сулит предприятиям-исполнителям гособоронзаказа не процветание, а… банкротство. До такого парадоксально-абсурдного состояния докатился некогда мощнейший военно-промышленный комплекс страны в результате двух десятилетий безостановочного «реформирования».

«Генералы» отечественной «оборонки» собрались вчера в Общественной палате РФ на «круглом столе», обсуждавшем принципы ценообразования при выполнении гособоронзаказа, которые им навязывает Минобороны. И фактически подняли там бунт против заказчика – монополиста, между прочим.

В ближайшее время будет принята новая редакция правительственного постановления №656 «Об утверждении правил определения начальной цены гособоронконтракта», сообщил собравшимся член Военно-промышленной комиссии (ВПК) при правительстве РФ Олег Бочкарев. Этот документ легализует формально уже применяемую министерством обороны формулу «201», по которой рентабельность головных предприятий по самостоятельно выполняемым работам в рамках ГОЗ не может превышать 20%, а по работам, которые выполняют сторонние поставщики, — не более 1%. «Минобороны получило согласие на применение данной формулы со стороны президента и председателя правительства», — сообщил Бочкарев. Он же рассказал о том, как представители военного ведомства ранее говорили о решимости сэкономить в одном лишь 2012 году за счет применения формулы «201» не менее 200 млрд рублей.

Собравшиеся «генералы» ВПК негодовали. Михаил Погосян, глава Объединенной авиастроительной корпорации - флагмана отечественного авиапрома, пояснил, на что обрекает его фирму формула «201»: собственные затраты ОАК на выполнение контракта — 30% от его стоимости (рентабельность при этом — 6%), расходы подрядчиков — 70% (0,7%), следовательно, общая рентабельность — около 7%. Но в реальности она будет и того меньше – многие затраты, необходимые для выпуска продукции, Минобороны либо не учитывает вовсе, либо засчитаются по заниженным нормативам.

Взять хотя бы кредиты, которые предприятия, выполняющие гособоронзаказ, часто вынуждены (из-за несвоевременного перечисления бюджетных средств) брать в коммерческих банках – Минобороны закладывает в смету процент по кредиту, равный ставке рефинансирования Центробанка. В результате предприятие-исполнитель ГОЗ вынуждено из своего кармана оплачивать разницу между ставкой коммерческого банка и ставкой ЦБ - эти расходы ему заказчик продукции (т.е. Минобороны) не возмещает.

Еще один наглядный пример, приведенный г-ном Погосяном, - расходы на перевозку агрегатов самолетом. Те же авиадвигатели иначе возить с одного предприятия (двигателестроительного) на другое (где происходит окончательная сборка самолета) нельзя. А Минобороны тем временем готово возместить лишь затраты на перевозку железнодорожным транспортом.

Не учитывать военное ведомство также затраты на спецоборудование при НИОКР, на авторское сопровождение собственных разработок, расходы на страхование, например, при испытаниях опытных образцов. Даже командировочные расходы Минобороны признает в размере не более 550 рублей на человека в сутки – а попробуй на них прожить день в крупном областном центре.

Особо характеризуют нынешнее отношение власти к проблемам российской «оборонки», конечно, следующий призыв: «Размещайте контракты в других компаниях. В конце концов, закупайте её по импорту». Оказывается, вот какую «панацею» придумали в Кремле против роста цен на конечную продукцию российской «оборонки». Не говоря сейчас о том, что отдавать вооружение своей армии на откуп твоим потенциальным противникам - это попросту преступление, остановимся экономической составляющей данных министру обороны рекомендаций.

В 1990-е, при Ельцине, российская «оборонка» была попросту посажена на голодный паек. Без особого преувеличения можно сказать, что НИКАКОГО гособоронзаказа она вообще не получала. Как выжила отрасль? Да фактически только за счет экспорта – советское оружие всегда ценилось в мире, и потому его производители продолжали продавать еще советские наработки в Китай, Индию и др. Так спаслась фирма «Сухой» (на основе которой потом была создана упомянутая выше ОАК), другие флагманы военно-промышленного комплекса страны.

Но не всякое оружие можно продать за рубеж - те же межконтинентальные баллистические ракеты товар явно не экспортный, производители этого оружия могут существовать и развиваться только за счет гособоронзаказа. А этого заказа как раз не было, и многие предприятия попросту умерли – будучи потом приватизированы и перепрофилированы на производство «кастрюль» или просто на перепродажу земли каким-то застройщикам.

Военно-промышленный комплекс страны количественно (по числу предприятий) сократился за 1990-е в разы. Одним из следствий этого явилось появление в отрасли явных монополистов. Если в советские времена, например, межконтинентальные баллистические ракеты конструировали и создавали сразу несколько фирм, то к началу 2000-х этим делом монопольно занимался лишь Московский институт теплотехники (МИТ) – создатель и производитель «Тополей» (и до сих пор не созданной «Булавы»). Когда отрасль окончательно монополизировалась, ни о какой конкуренции внутри нее уже речи идти не могло. Так «реформы» наших реформаторов-«рыночников» превратили советский ВКК (с присущей ему внутренней конкуренцией) в абсолютно монополизированную отрасль. И чего же сейчас руководство страны может требовать с монополиста?

Монополист этот к тому же не простой – как правило, не государственный. Ведь приватизация «оборонки» до последнего времени почему-то фигурировала в качестве одной из стратегических целей реформирования отрасли. Ну, вот и доприватизировались – частник правит бал на доброй половине военных производств. И почему он, частный бизнесмен, по своей «ипостаси» стремящийся исключительно к прибыли, должен внимать инструкциям какого-то там Сердюкова или даже Медведева? Как говорится, за что боролись, господа руководители страны, «реформируя» оборонную отрасль, на то и напоролись. Следуя исключительно «логике» экономии «народных денег», пора, действительно затовариваться оружием у НАТО.

За 20 лет «реформ» из военно-промышленного комплекса, которым по праву могла гордиться страна и силу которого уважали даже американцы, «выросла» отрасль, которой сейчас не знают, как управлять, даже первые лица государства. Это ж надо – в сентябре премьер Владимир Путин едет в Северодвинск, чтобы там, на знаменитом «Севмаше», лично засвидетельствовать подписание последних контрактов по годовому гособоронзаказу – до этого Минобороны и производителями подводных лодок не могли придти к согласию! Нагляднейший пример «ручного» управления «рыночной» стихией.

Обидно за оборонную отрасль еще и потому, что гособоронзаказ, наконец, стал огромным стимулом – настолько стремительно он растет. Достаточно сказать, что он превратился в лакомый кусок даже для ОАК - ведущего мирового экспортера боевых самолетов. Как признал на «круглом столе» тот же Михаил Погосян, объем ГОЗ в поставках компании к 2014 году достигнет 45,9%. В 2009-2010 гг. эти цифры составляли соответственно 17% и 32%. Иными словами, благополучие даже ОАК вскоре уже почти наполовину будет зависеть от заказов государства. Так что «оборонщикам» есть, за что бороться с Минобороны, требуя пересмотра нормативов по исчислению рентабельности.

К этому надо прибавить, что традиционные рынки сбыта нашей оборонной продукции – Китай, Индия, североафриканские страны, прежде всего, Ливия – по тем или иным причинам начинают уходить от России. Так что единственной надеждой «оборонки» становится государственный оборонный заказ. И его размер, надо сказать, только обостряет аппетиты «оборонщиков». Напомним, общий размер государственного оборонного заказа в 2012 году составит 1,769 трлн рублей, из которых 1,109 трлн будут потрачены на оснащение Вооруженных сил. В последующие годы размер ГОЗ будет только увеличиваться - в 2013 году он составит 2,236 трлн, а в 2014-м - 2,625 трлн рублей. На этом фоне объем гособоронзаказа-2011 по линии министерства обороны России - 580 млрд рублей – может показаться каким-то мизером.

Развалить страну – много ума не надо. Нужны только инструкции не самых важных лабораторий США и Израиля. А вот для того, что создать действительно мощную державу, одной победы на выборах не достаточно.

Иван Орлов

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры