» » » Бюджет-банкрот

Бюджет-банкрот

21 октябрь 2010, Четверг
268
0
Оборонный заказ щедрый, но неэффективный

Бюджет-банкрот21 октября Госдума принимает в первом чтении федеральный бюджет на 2011 год. Впервые с 2005‑го были заранее обнародованы параметры третьего по объему раздела – «Национальная оборона» (в трехлетнем бюджете она уже на втором месте после социалки). Военные расходы в следующем году составят рекордную сумму – 1,526 трлн рублей, то есть на 19,28 % больше, чем в текущем, или 3,01 % от ВВП России. В целом на силовой блок будет затрачено 7,5 % ВВП, сообщил ранее замминистра финансов Антон Силуанов.
Первые лица страны и эксперты неоднократно подчеркивали, что рост военных расходов – политическое решение, а потому не подлежит пересмотру. Но вопрос не в том, где взять деньги (из того же Резервного фонда, который к концу 2011‑го иссякнет окончательно), а в том, как потратить. Судя по исполнению бюджета в прошлом году, с этим проблемы.

Сколько и на что?

Предварительные цифры, которые предстоит рассмотреть депутатам, еще 8 октября огласил председатель думского комитета по обороне Виктор Заварзин. Около трети военного бюджета, 460 млрд, должно быть направлено на закупку и ремонт вооружений, причем доля нового составит 64 % (в 2013‑м – все 70 %). Однако относительное уменьшение ассигнований на ремонт означает вовсе не то, что имеющаяся техника исправна. Наоборот, по оценкам экспертов, это говорит о том, что произойдет массовое списание рухляди.

Большое внимание депутаты уделяют «ядерному щиту». Это понятно: именно стратегические ядерные силы (СЯС) делают Россию сверхдержавой, несмотря на сырьевую экономику и низкий уровень развития человеческого потенциала. В следующем году на СЯС потратят 26,9 млрд, потом 27,5 млрд, а в 2013‑м – 30 млрд. В основном на ракеты «Ярс» мобильного и «Булава» морского базирования. Первая – секретная и успешная в испытаниях (три пуска – три удачи), вторая – широко известная, но с трудной судьбой. Сколько денег пойдет на самую маленькую часть ядерной триады, то есть стратегическую авиацию, отдельно не сообщается, но высшее командование никогда и не возлагало на нее особых надежд.

Выступая после заседания своего комитета, Заварзин подчеркнул, что запланированные расходы обеспечивают «рост объемов относительно 2010 г. не менее чем на 44 % и связаны с выполнением заданий государственной программы, где 99,4 % составят расходы на закупку вооружения, военной и специальной техники». Напомним, что сейчас правительство разрабатывает новую госпрограмму на 2011–2020 годы. По сравнению со старой, рассчитанной на 2007–2015‑й, она гораздо более амбициозна и затратна – до 22 трлн против прежних 13 трлн. То есть общее сокращение госрасходов из‑за кризиса на обороне не скажется. Ради перевооружения ВС расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) сокращаются с нынешних 22 % до 16 % в 2013 году. Имеется в виду, что будут закрыты признанные безнадежными проекты, и основного внимания удостоятся перспективные вроде «Булавы», самолета пятого поколения Т-50, спутников с ракетами-носителями.

Кому производить?

Военные эксперты и депутаты Госдумы почти единодушны в том, что 1,5 трлн на оборону – это мало по задачам, но достаточно по возможностям. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что при нынешней системе ОПК, госзакупок, принятия на вооружение и эксплуатации мало и 15 трлн. По данным Счетной палаты, гособоронзаказ 2009 г. был исполнен по заданиям лишь на 41,9 %, а по объему работ на 64,9 %. То есть живые деньги имелись, но целиком не были вложены в дело. Почему? Один из наиболее авторитетных специалистов, руководитель Центра военных исследований института политического и военного анализа Анатолий Цыганок в интервью «Президенту» пояснил, что тому есть три причины: схемы проводки денег работают медленно и неэффективно, предприятия и конструкторские бюро находятся в процессе реформирования и могут стать акционерными обществами, а главное – системная заинтересованность аппарата Минобороны в «экономии» отпущенных средств. «41,9 % – это полное безобразие, – возмущен Цыганок. – Депутаты Госдумы обязаны задать вопрос: кто на Арбатской площади и в каком размере получил премии за «бережливость»? Какой смысл увеличивать расходы на оборону, если деньги все равно не доходят до производителя?»

Вообще при изучении параметров бюджета закрадывается мысль: его составители не учитывают общую ситуацию в экономике страны. Стать тянущим из кризиса локомотивом, как неоднократно заявлял премьер Владимир Путин, у ОПК не получается. Сайт Министерства промышленности и торговли РФ приводит следующие цифры: в авиапромышленности в январе–августе 2010 г. спад по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составил 5,8 %.

Сократили производство почти все флагманы авиапрома, которые должны выпускать те самые новейшие истребители Су-35 и перспективные авиакомплексы Т-50 – «Авиастар», «Авиаагрегат», заводы в Комсомольске-на-Амуре, Смоленске, Омске, Улан-Удэ. В судостроении спад 24,7 %, в том числе на знаменитых «Звездочке» (Северодвинск) и «Балтийском заводе» (Санкт-Петербург). Положительного влияния госзаказов по военной линии не ощущается и в радиопромышленности (выпуск гражданских товаров сократился на 4,8 %), и в производстве средств связи (на 7,8 %), и в других высокотехнологичных сферах.

Первый зампред военно-промышленной комиссии (ВПК) России Владислав Путилин сообщил недавно, что четверть заводов стратегического значения находятся на грани банкротства, 39 % испытывают серьезные трудности, и только 36 % финансово здоровы. В абсолютных цифрах масштаб проблемы выглядит так: по данным ФНС, из 948 стратегических предприятий против 44 уже возбуждены процедуры банкротства, 150 получили от налоговиков «черную метку» (то есть постановление о взыскании задолженности за счет имущества), 170 имеют признаки несостоятельности. Кроме того, в условиях продолжающегося «золотого дождя» многие структуры ОПК ухитрились наделать кучу долгов: корпорация «МиГ» должна поставщикам 44 млрд руб., «Сухой» – 30 млрд. А «Уралвагонзавод», выпускающий хребет сухопутных войск нового облика – танк Т-90, должен 61 млрд рублей. Значительная часть долгов флагманов отечественного ОПК связана с задержками в перечислении денег, что зачастую вызвано желанием Минобороны «сэкономить».

Наконец, еще одна проблема оборонки – неготовность наладить производство высокотехнологичных систем вооружений. Это признает даже вице-премьер Сергей Иванов. А ведь высокие технологии необходимы не только в производстве самолетов, ракет, кораблей или спутников. Очень перспективна идея автоматической системы управления боем (АСУ) с помощью телекоммуникационных систем. В России это ГЛОНАСС. Система выглядит как сервер (штаб части) и подключенные с помощью Wi-Fi и сотовой связи вэб-пользователи (солдаты на поле боя). Штабист видит картину боя целиком глазами пехотинца, танкиста, летчика, артиллериста-ракетчика, как в компьютерной стратегии, а солдат знает точно, где засел противник, и какая яма скрыта за ближайшим холмом. Аналогичные системы имеются в армии США, а вот российская «Созвездие» все еще числится перспективной разработкой. Прошлогодние учения СКВО «Кавказ-2009» на глазах верховного главнокомандующего обернулись конфузом, «Созвездие» не сработало. Связь осуществлялась по старинке, с помощью проводных телефонов и неподъемных радиостанций.

Леонид Дамдинов
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры