» » Четвертый мавзолей

Четвертый мавзолей

29 июль 2010, Четверг
552
0
В Тюмени спасти вождя от тлена помогло чудо

Подготовка к выносу

В первый же день войны комендант Кремля генерал-майор Николай Спиридонов ввел на подведомственной территории чрезвычайное положение. Человек, несший персональную ответственность за сохранение тела Ленина, считал, что мумию необходимо укрыть в убежище, подготовленном еще до войны. Однако неудачи на фронте изменили этот план.

Руководителей страны состояние мумии заботило, похоже, больше, чем жизни солдат, которые в эти дни гибли на фронте тысячами. 26 июня предложение об эвакуации тела Ленина было рассмотрено на заседании Политбюро ЦК ВКП (б).

«Я изложил свои соображения и высказался за эвакуацию тела Владимира Ильича в Тюмень. На вопрос Сталина, почему туда, ответил: «Малонаселенный, тыловой город. Нет промышленных и военных объектов. Не привлекает внимания немецкой авиации». Кто‑то рекомендовал Свердловск. Одобрили Тюмень».

В Кремль вызвали профессора Бориса Збарского, возглавлявшего группу медиков-бальзаминаторов. Спросили, что нужно для такого рейса. Збарский был, по его словам, ошеломлен. 17 лет работа ученых протекала на одном месте – и вдруг впереди более полутора тысяч километров, перемены погоды, перепады температуры, тряска!

На сборы медику и его бригаде дали сутки; предупредили, что все должно храниться в секрете. Специальный вагон оборудовали установками и приборами, создавшими микроклимат, устранили малейшую тряску. На спецбазе, обслуживавшей членов правительства, был подготовлен поезд особого назначения: паровоз и три вагона.

Ночью, накануне эвакуации, мавзолей посетил Сталин. Как вспоминал очевидец, Сталин молча постоял у саркофага и тихо сказал, как бы говоря сам с собой: «Под знаменем Ленина мы победили в Гражданской войне. Под знаменем Ленина мы победим и этого коварного врага». И погрозил кому‑то указательным пальцем правой руки.

Посмертное путешествие

Когда 7 ноября 1941‑го солдаты уходили с Красной площади на передовую, они маршировали мимо пустого мавзолея. Еще 3 июля поздним вечером спецпоезд с саркофагом, медиками и взводом охраны покинул столицу.

Чтобы войти в вагон, где лежала мумия Ильича, требовалось остановить состав – вход был только снаружи… Впервые Збарский согласился на предложение начальника поезда полковника Лукина остановиться через шесть часов после выезда. Поезд встал на глухом полустанке. Збарский вошел в ленинский вагон, дрожащими руками проверил действие амортизаторов и установок микроклимата, убедился, что ничего не нарушено. Таких остановок было всего три.

Как рассказал руководивший спецоперацией по транспортировке сотрудник НКВД Павел Ведерников, мастера-путейцы осмотрели весь 350‑километровый участок железной дороги Тюмень–Свердловск, проехав на дрезине с приборами туда и обратно. На всей ветке люди были расставлены так, чтобы они могли видеть соседей. Для обеспечения безопасности все стрелки были зашиты на костыли и закрыты на замки. Ни один состав не мог въехать на главную магистраль, по которой шел спецпоезд.

Поезд прибыл в Тюмень утром 7 июля. По воспоминаниям Дмитрия Купцова, который в 1940–1943‑м возглавлял Тюменский горком ВКП(б) и горотдел НКВД. «Нас встретил красивый, элегантный мужчина в штатском. Представился: «Профессор Збарский». «Прошу ознакомиться, – сказал Збарский и показал решение Политбюро ЦК партии за подписью Молотова об эвакуации тела Ленина в Тюмень. И сразу предупредил: знать об этом должны только три человека – я, Загриняев и Козов. «Товарищ Збарский, и Ленин… с вами?» – спросил Купцов. «Конечно, в спецвагоне…»

Помощником Сталина Поскребышевым Купцов был за неделю предупрежден о прибытии в город спецпоезда с важным объектом, но только теперь ему сообщили о том, кому он должен дать угол.

Поступление в техникум

Купцов предложил посмотреть сельскохозяйственный техникум в центре города. Массивное двухэтажное здание окружала чугунно-кирпичная ограда, которая изолировала его от соседних домов. Осмотрели этажи, классы. «Збарский повеселел, – вспоминал Дмитрий Купцов. – Решили занять здание сельхозтехникума, намеченное по мобилизационному плану под госпиталь».

Для поддержания микроклимата, чтобы избежать перегрева воздуха солнечными лучами, бойцы заложили окна кирпичами, оштукатурили их и покрасили. В смежных комнатах разместили прибывшее через несколько дней оборудование. При входе в траурный зал был поставлен государственный пост №1.
Внутренний караул несла комендатура Кремля. В Тюменском областном краеведческом музее хранится макет саркофага, изготовленного неизвестным местным мастером по проекту группы техников. Ни имя народного самородка, ни его творение до наших дней не дожили.

Черная плесень

«Помню, что когда впервые коснулся тела Ленина, почувствовал некоторое отвращение. Хотя я стоял не просто перед трупом. Это была фигура священная, боготворимая всеми», – рассказывал академик Илья Збарский (сын Бориса Збарского).

Когда было произведено первое бальзамирование, речь шла о 20–30 годах. Тем не менее вплоть до начала 40‑х считалось, что операция была проведена блестяще.

...Каждые 10 дней Борис Збарский докладывал Сталину о состоянии тела. В 1942 г. профессор с ужасом обнаружил, что методика дала сбои – на кожных покровах появилась черная плесень. Об этом сразу доложили Сталину, тот в свою очередь приказал принять все меры по восстановлению.

«Мы знали, как бороться с зеленой и белой плесенью, но та была черной, – вспоминал Илья Збарский. – Не открывая происхождения, послали образцы в Институт микробиологии. Нам ответили, что избавиться от плесени можно, если только сжечь ее или обработать серной кислотой. В результате нам удалось уничтожить черные пятна нашими собственными методами по дезинфекции».

Скорее всего совершить чудо им помогли страх и понимание того, что с ними неизбежно произойдет, если тело будет испорчено. 29 ноября 1943 г. правительственная комиссия под руководством наркома здравоохранения СССР Георгия Митерева засвидетельствовала, что Ленин снова живее всех живых.

В 1944 г. за работу по избавлению мумии вождя от черной плесени Борис Збарский получил Государственную премию, через год стал Героем Социалистического Труда.

Возвращение

1360 дней тело Ильича хранилось в четвертом мавзолее. Зимой 1944‑го в Тюмень приехала правительственная комиссия. В связи с 20‑летием со дня кончины Ленина партийное руководство потребовало заключение о состоянии тела и возможности его дальнейшего сохранения. В комиссию входили нарком Митерев, академики Абрикосов, Бурденко и Орбели.

Борис Збарский сделал доклад, подчеркнув желательность возвращения в Москву.
Тогда же, по рассказам очевидцев, Борис Збарский разошелся и предложил комиссии открыть четвертый мавзолей для посещения тюменцами – так сказать, в благодарность за то, что приютили. Но профессора не поддержали.

29 марта 1945 г. все тот же комендант Кремля генерал Николай Спиридонов издал приказ о возвращении тела Ильича в Москву. Спецоперацией по транспортировке вновь руководил капитан госбезопасности Павел Ведерников, срочно вызванный в Тюмень из Прибалтики.
16 сентября 1945 г. мавзолей вновь открылся для посетителей. По данным историка Алексея Абрамова, в тот день «у Ленина» побывали свыше 10 тыс. человек.

Секретные материалы

В 1964 г. секретарь Тюменского сельского обкома КПСС Борис Щербина обратился в ЦК партии с просьбой разрешить установку мемориальной доски на историческом здании и создать кабинет марксизма-ленинизма в «траурном зале». Письмо осталось без ответа.

Следующее письмо, уже на имя Михаила Горбачева, написал в 1986‑м пенсионер Купцов, который в 1940–1943 годах возглавлял Тюменский горком ВКП(б). Просил то же самое, что и Щербина. Горбачев дал указание председателю КГБ Виктору Чебрикову и секретарю ЦК Александру Яковлеву «всесторонне продумать вопросы, которые возникают в связи с эвакуацией из Москвы тела В.  И. Ленина».

Через три недели на бланке КГБ пришел ответ за двумя подписями: «О факте эвакуации тела В.  И. Ленина и месте его нахождения в годы ВОВ неоднократно писалось в открытой печати. Учитывая, что работы ученых по сохранению тела В.  И. Ленина и его охраны не подлежат опубликованию, готовить специальный документ о деятельности мавзолея в Тюмени нецелесообразно».

Сейчас в здании четвертого мавзолея – сельскохозяйственная академия. В конце 80‑х на ее стене все‑таки установили мемориальную доску с надписью, что в годы войны здесь находилось тело вождя. В бывшем «траурном зале» студенты и преподаватели оборудовали в те годы Ленинскую комнату.

Тело Ленина живет и побеждает

Тело Ленина может сохраняться в неизменном состоянии неопределенно долгий срок, по крайней мере еще сто лет, считает директор НИИ Центра биомедицинских технологий Валерий Быков. Аналогов этому эксперименту нет.

С 1993 г. у мавзолея снят почетный караул. «Полагаю, что сохранение этого символа коммунизма не является частью как нашей традиции, так и традиции любого другого цивилизованного народа», – считает Илья Збарский.

В самом деле, что, кроме уникального опыта и некоего мирового культарта, она значит для нас?
Другое дело – медицинский эксперимент, а не тот который Ленин и его соратники провели над Россией. Но это уже другая история.

Первый, второй, третий

27 января 1924 г. был открыт временный деревянный мавзолей. Строительство постоянного пантеона продолжалось с марта по август. Этот мавзолей также был деревянным. Каменный, по проекту Щусева, сохранившийся с переделками до наших дней, открыт в 1930 году.



Сергей КУЗНЕЦОВ
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры