» » Неизвестный двойник «Бурана»

Неизвестный двойник «Бурана»

29 июль 2010, Четверг
539
0
Истребитель американских Шаттлов строился втайне от Политбюро,
КОТОРОЕ ПРЕНЕБРЕГЛО КОНСТРУКТОРСКИМ ГЕНИЕМ СОВЕТСКИХ УЧЕНЫХ И ИНЖЕНЕРОВ


С первых дней наших успехов в освоении космоса были известны только два ученых-руководителя: Главный Теоретик и Главный Конструктор, без указания званий и фамилий. Лишь после смерти Королева и Келдыша их имена были рассекречены.


Среди таких «терра инкогнита» до последнего времени была и грандиозная личность генерального конструктора НПО «Молния» Глеба Евгеньевича Лозино-Лозинского. И связано это было прежде всего с его руководством работой над сверхсекретными проектами «Спираль» и «Буран».

Об этом корабле до сих пор мало известно. «Буран» – верхушка айсберга гонки вооружений, закрытая и непрочитанная страница звездных войн. Немногие знают, что этот и сегодня самый совершенный в мире боевой орбитальный корабль приговорили к забвению еще до старта. Если бы он погиб на взлете, власть только вздохнула бы с облегчением. Но тогда, 15 ноября 1988 года в подземном командном пункте Байконура только один человек знал всю правду о том, что «Буран» позволил достроить и тайно испытать на орбите совсем другой боевой корабль – истребитель шаттлов. Формально тема была закрыта и только большой энтузиазм участников проекта позволил завершить, не совсем законно, важную часть летных испытаний орбитального самолета.

Человеком, который осмелился под видом «Бурана» втайне от всемогущего политбюро строить другой боевой орбитальный корабль, был конструктор самого «Бурана».

Конец 60-х, не так давно завершился знаменитый Карибский кризис. Когда две сверхдержавы готовы были сцепиться в ядерной схватке, выяснилось, что воевать они не могут и вынуждены договариваться. Если одна сторона запустит свои ракеты, вторая всегда успеет ответить и победителей не будет.

Мгновенную победу могло обеспечить только ядерное оружие, постоянно барражирующее в космосе над территорией противника. В Кремле понимали, что Пентагон приложит все силы, чтобы накрыть Советский Союз ядерным космическим колпаком, и готовились к противостоянию.

Когда в 1977 г. на экранах загрохотали «Звездные воины» Джорджа Лукаса, мир завороженно следил за лихой сказкой, не подозревая, что многолетние испытания секретного боевого корабля, способного превратить эту фантастику в реальность, близятся к финалу. Главным конструктором многоразового космического истребителя-бомбардировщика «Спираль» был Глеб Лозино-Лозинский.

В ноябре 1969 г. «Спираль» готовили к испытаниям в особо секретном НИИ, но даже там ни имя конструктора, ни название аппарата не разглашались. Лишь высшее военное командование Советской армии знало боевое назначение «Спирали» – поражение стратегических объектов США ядерным ударом при максимально активной обороне.

Еще в 1965 г., в самом начале разработки проекта, «Спираль» вооружалась не мифическими тогда лазерами, а шестью ракетами класса «космос-космос». Также она могла нанести удар по заданному району на Земле. Предусматривалось ведение маневренного космического боя, а с учетом аэродинамических особенностей корабль мог сделать нырок в атмосферу, сменить орбиту и неожиданно выйти над нужным районом. Это было бы появлением нового рода войск – стратегической космической авиации, которая могла взломать любую оборону противника. Самолеты с ядерным оружием на борту вывел на орбиту не научный прогресс, а космическая гонка вооружений.

После того как главным конструктором проекта станет Глеб Лозино-Лозинский, его лицо никогда не появится на фото и в кадрах кинохроники тех лет. Первоначальный замысел его проекта: с помощью гиперзвукового самолета-разгонщика со скоростью свыше 6000 км / ч на орбиту Земли выводится многоразовый космический истребитель. Однако затем от проектирования самолета-разгонщика Лозино-Лозинский отказывается, и на первом этапе «Спираль» выведет в космос ракета.

6 декабря 1969 г. первый советский многоразовый корабль конструкции Лозино-Лозинского стартовал. Из-за секретности одноместный истребитель получает шифр «БОР-2». Командиром отряда боевых космонавтов-пилотов назначается Герман Титов. Он лично отбирает людей. Из 1000 претендентов в отряд попадают лишь 15 «охотников за американскими спутниками». На всех тренировках космонавты запоминают силуэты всех существующих американских спутников, чтобы отличить военный аппарат от мирного.

Свой самолет Лозино-Лозинский называет «ЭПОС». За поэтическим названием скрывается расшифровка: «экспериментальный пилотируемый орбитальный самолет». «ЭПОС» был атмосферным аналогом космической «Спирали», военные летчики могли тренироваться на нем, чтобы стать космонавтами, и оттачивать навыки полета вблизи Земли.

«ЭПОС» открыл авиации дорогу в космос. Лозино-Лозинский создал боевой многоразовый пилотируемый аппарат, который может летать в космосе. А приземляться как обычный истребитель на аэродроме. Конструктор сумел объединить космонавтику и авиацию.

Главный штаб ВВС торопил Лозино-Лозинского. Уже получены положительные экспертизы военных институтов. Главком ВВС и начальник Генерального штаба пишут резолюцию: «Эта машина нужна армии». Остается получить подпись министра обороны Гречко, и «Спираль» выйдет в космос. Из последнего полета «ЭПОС» встречает руководитель всей испытательной программы генерал Степан Микоян. Он уже знает: министр обороны отправил проект в «корзину». Резолюция была такая: «Нечего заниматься фантастикой – Микояну надо делать самолеты».

В 1976 г. Лозино-Лозинскому официально предлагается создать «Буран», но о «Спирали» он должен забыть. Создается НПО «Молния», ставится условие: наш «Буран» обязан быть похожим на шаттл. Это была слепая гонка за Америкой, оригинальные проекты стали не нужны.

Однако наш «Буран» только внешне похож на шаттл, который выходит в космос на собственных маршевых двигателях. Топливо они берут из гигантского топливного бака, который все путают с ракетой. А вот «Буран» выводит в космос ракета «Энергия», самая мощная, но и самая дорогая в мире.

Исходя из жестких требований технического задания, Лозино-Лозинский создал уникальный, но исключительно военный корабль, способный уничтожить любую цель на Земле и выиграть космический бой с шаттлом. На орбите «Буран» превосходил американский «челнок» – благодаря мощной двигательной установке он мог совершать такие маневры в космосе, которые шаттлу и не снились.

Технократы того времени знали, что вершат судьбы мира. Именно они создавали для политиков оружие, которое позволяло говорить с позиции силы. Это было время железной дисциплины и решения глобальных задач. Когда Лозино-Лозинский возглавил вновь созданное НПО «Молния», ему было уже 67 лет. Но «Буран» создавался не только его конструкторским талантом и опытом, но и благодаря коллективу, которым он руководил на грани тирании. Это особенно проявлялось на оперативных совещаниях. За глаза сотрудники называли его не Глеб Евгеньевич, «ГНЕВ Евгеньевич». Его гнев был порой так страшен, что некоторые сотрудники падали в обморок.

Этот человек действительно был конструктором от Бога. Он знал, что делает, и отвечал за все лично. А другим в той ситуации нельзя было быть – поджимало время. Не затем ли главный демонстрировал свой крутой нрав, чтобы сотрудники следовали его строгим указаниям и не задавали вопросов в связи с продолжающимся негласным испытанием проекта «Спираль».

Официально «Буран» называют испытательным аналогом аппарата «БОР-4». Полеты прошли успешно – он совершил два витка вокруг Земли. Лозино-Лозинский торжествовал: значит, тайные работы по «Спирали» останавливать нельзя.

А в это время оборонная промышленность переходит на производство товаров народного потребления, идет безудержная кампания «Перекуем мечи на орала».

В мае 1987 г. на Байконуре побывал генеральный секретарь ЦК КПСС Горбачев. Говорил о новом мышлении. Это был первый руководитель страны, который сказал, что в проблемах людей виновата космонавтика. Он также заявил, что договорился в Рейкьявике с президентом США Рейганом, и милитаризации космического пространства больше не будет, звездным войнам конец. Будущее космической системы «Энергия»–«Буран» Горбачев уже видел весьма конкретно. В заключение произнес: «Энергию» мы вам запустить разрешим, а «Буран» вряд ли». Говорят, что генсек просто не решился сразу закрыть программу.

15 ноября 1988 г. «Буран» блестяще садится на полосу аэродрома, причем в автоматическом режиме. Это была большая победа нашей страны. Но это только красивые слова. Уже тогда Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский понимал, что негласный приговор «Бурану» обжалованию не подлежит. Понимал это и весь коллектив НПО «Молния».

Тогда уже был сформирован экипаж «Бурана», готовый его пилотировать. Несколько лет потратил легендарный космонавт Игорь Волк, чтобы хоть как-то доказать необходимость, а главное – возможность полета «Бурана» с ручным человеческим управлением. Игорь Волк – космонавт-легенда. По своей специальности он летчик-испытатель. И когда после своего орбитального полета приземлился на землю, он сел за штурвал вертолета, потом Ту, а приземлившись в родном Жуковском, выполнил испытательный полет на истребителе. Но ему так и не удалось пронзить небо за штурвалом «Бурана». Наши политбюрократы испортили праздник не только пилотам советского челнока, но и всему нашему народу. Впрочем, такое же отношение к космонавтике – в основном на словах – мы видим и нынче. Наша газета писала об этом уже не раз.

В 1993 г. грандиозная программа по «Бурану» будет незаметно закрыта и все, что от нее останется, – макет «Бурана», который будет на потребу публике украшением Парка культуры.

Все технологии «Спирали» до сих пор засекречены, так как они позволяют создавать оружие, которое дает политикам возможность говорить с позиции силы. Заокеанские конкуренты испытывали свои аналоги системы «Спираль», но у них была иная конструкция, и вывести аппараты в космос им не удалось.
Ныне «ЭПОС» – общедоступный музейный экспонат, в его кабине может посидеть любой желающий. Но множество систем, в нем установленных, до сих пор секретны.

Владислав Иванов
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры