» » Мезеберг – замок добрых надежд

Мезеберг – замок добрых надежд

11 июнь 2010, Пятница
643
0
НО ВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ АТЛАНТИКУ МОЖЕТ ИХ ОТДАЛИТЬ.

Известный германский политолог и эксперт Немецкого общества международных отношений (DGAP) Александр РАР полагает, что президент Дмитрий Медведев и федеральный канцлер Ангела Меркель предпочли встретиться в Мезеберге – вдали от городской суеты и прессы. Он дал эксклюзивное интервью «Президенту», в котором проанализировал мотивы встречи и основные вопросы, которые обсуждали лидеры обеих стран 4–5 июня.
– Господин Рар, означает ли нынешний визит российского президента, что отношения между Россией и Германией получают новое, более личностное качество?
– Думаю, скорее отношения между двумя странами все-таки достаточно прохладные. Объясню свою позицию. Все последние годы связи между Германией и Россией развивались позитивно, я бы даже сказал в стратегическом плане, и обе страны стали ожидать друг от друга нового качества в отношениях. Они уже стали рассматривать друг друга не только как партнеры, но даже союзники: как во времена правления Коля и Шредера. Госпожа Меркель приостановила этот процесс. Потому что для нее важнее быть другом Америки и ни в коем случае не ставить под сомнение лидерство Америки над Европой. Она в первую очередь хочет ориентироваться на построение Европейского cоюза, укрепление его институтов, а сближение с Россией ей в этом не помогает. Поэтому по отношению к России сегодня мы соблюдаем определенную дистанцию.
– Следует ли из этого, что Германия уже не считает Россию своим стратегическим партнером?
– Мне казалось, что Германия и Россия были стратегическими партнерами, но только до 2005 года. Правда, и теперь в Германии остаются очень сильные бизнес-интересы к России. Немецкий бизнес понимает, что российский рынок, как и китайский, и латиноамериканский, станет очень привлекательным в будущем.
– Значит ли это, что экономика превыше политики?
– В Россию стремится германский капитал, и немцы готовы вкладывать, зарабатывать, строить, продавать. Крупные немецкие компании, видя, что госпожа Меркель медлит или не хочет идти в Россию теми же темпами, как это делали ее предшественники, просто толкают ее в Россию.
– Предшественник Медведева Владимир Путин успешно сотрудничал с прежним канцлером Герхардом Шредерем. Меркель неоднократно высказывала свои симпатии к нынешнему президенту России. Может, этим объясняется достаточно внезапный и не очень понятный для немецких СМИ визит Дмитрия Медведева в Германию?
– Думаю, что нынешние переговоры Меркель с Медведевым связаны с тем, что Россия выбрала своеобразную тактику, может быть, даже стратегию – искать в Европе страны, которые желают сотрудничать с Россией конкретно. По всем параметрам, которые интересны и России, и ее визави. Смотрите, ведь саммит Россия–ЕС в Ростове-на-Дону закончился без результатов.
– То есть из-за того, что встреча в Ростове оказалась не очень удачной, Медведев и начал новую челночную стратегию с визита к федеральному канцлеру?
– В Ростове было очень мало конкретики, и Россия выбрала путь индивидуального выхода на своих союзников или партнеров в Европе. Медведев приехал в Германию, а через неделю Путин едет во Францию. С Сильвио Берлускони в последние месяцы и так идет весьма теплое и тесное общение. Сейчас России предстоит возродить так называемую «Тройку», которая была очень важной с исторической точки зрения.
– Вы имеете в виду так называемую ось Москва–Берлин–Париж?
– Да. Эта «Тройка» существовала при Коле и Ельцине, при Путине и Шредере. Она давала Москве ощущение, что в сотрудничестве с Францией и Германией, – не с другими европейскими государствами, а именно с этими, – Россия примыкала к Европе. В рамках этого треугольника можно было договариваться о таких делах, о таких конкретных проектах, которые на уровне Европейского союза с Россией даже не обсуждались. И поэтому Москва хочет вернуться к именно этой форме сотрудничества с Европой.
– Традиционный русский вопрос: что делать?
– Думаю, выход был бы очень простым – надо спасать друг друга солидарно. Но готовы ли к этому элиты двух стран? Есть ли такие проекты, которые можно было бы сегодня реализовать для спасения друг друга? Наверняка этот вопрос обсуждался на встрече Медведева и Меркель.
– Может, вы раскроете другие мотивы переговоров?
– Медведеву очень важно согласовывать позиции с канцлером Германии перед грядущими в самое ближайшее время саммитами «Большой восьмерки» и «Большой двадцатки». Это важно, чтобы потом можно было сказать: «У нас с Германией общая позиция». Это звучит красиво, это придает России престиж. На самом деле это, конечно, не совсем так. Россия просто не хочет на встречах «Большой восьмерки» быть каким-то аутсайдером и стучаться в закрытые двери. Она понимает, что туда нужно приходить с партнерами и уже там выдвигать те или иные совместные предложения.
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры