» » 75-й годовщине фронтового филиала театра им. Евгения Вахтангова посвящается - 1

75-й годовщине фронтового филиала театра им. Евгения Вахтангова посвящается - 1

03 март 2017, Пятница
513
1

Государственный академический театр имени Евгения Вахтангова художественному руководителю Р.В. Туманису, директору К.И. Кроку

Примите наши самые искренние поздравления в связи со знаменательной датой – 75-й годовщиной создания фронтового филиала Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова!

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов работники фронтового филиала театра приняли самое активное участие в культурной поддержке частей и подразделений Красной армии.

То, что за четыре года войны артисты фронтового филиала театра дали для бойцов и командиров Красной армии более двух тысяч концертов и спектаклей, – это тоже подвиг!

Выступая на передовых Калининского, Юго-Западного, Воронежского и 1-го Украинского фронтов артисты фронтового филиала театра вселяли в бойцов дух героизма, состояние скорой победы и понимание неизбежности наказания чужеродного зла.

Вместе с регулярными советскими войсками, дорогами боёв и столкновений артисты фронтового филиала театра прошли от спасённого Ржева до побеждённого Берлина.

От всей души желаю всему коллективу Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова глубочайшего вдохновения, реализации всех творческих проектов, продолжения великолепной сценической деятельности и непрекращающейся любви зрителя!

Андрей Тюняев, главный редактор газеты «Президент», Президент Межрегионального координационного совета Международного Конгресса промышленников и предпринимателей

* * *

О масштабах работы, проведенной советскими артистами за годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг., дают следующие цифры: состоялось 1 350 000 выступлений – из них 473 000 концертов и спектаклей, непосредственно на передовой, в условиях боевой обстановки.

В 1941 году было дано 32 400 концертов, в 1942 г. – 117 000, в 1943 г. – 150 000, в 1944 г. – 135 000, с января по июнь 1945 – 39 000.

На фронтах и флотах Великой Отечественной побывало 3 685 артистических бригад. В спектаклях и концертах приняли участие свыше 42 000 работников искусств. Наибольшее число фронтовых концертных бригад и фронтовых театров было создано в Москве (свыше 700) и Ленинграде (более 500). А уж число зрителей (бойцов и командиров РККА) концертов и спектаклей исчисляется многими миллионами.

Основной формой художественного обслуживания были выступления фронтовых концертных бригад. В состав бригад входили представители самых разнообразных жанров: чтецы, вокалисты, музыканты – инструменталисты, артисты балета и цирка.

В 2015 году в канун 70-й годовщины Великой Победы Государственный Академический театр Евгения Вахтангова выпустил книгу, посвящённую своему фронтовому филиалу, принимавшему активное участие в культурном обслуживании частей и подразделений РККА в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. Книга написана на основе дневников, которые вели артисты во время своих выездов на фронт. Первая опубликованная дневниковая запись датирована 2 ноября 1942 года, поездка на Юго-Западный фронт.

Фронтовая бригада театра им. Евгения Вахтангова была организована при ВТО 27 ноября 1941 г., проработала до 5 марта 1942 г., после чего реорганизована во Фронтовой филиал театра. В его состав вошли артисты: Блажина Т.И., Васильева В.И., Граве А.К., Данилович А.М., Данчева В.И., Королёв Б.М., Лебедев А.М., Мозяйкин Н.Н., Соловьёв И.А., баянист Голубев А.М. Бригадиром был назначен Исай Исаакович Спектор, художественным руководителем – Александр Маркович Габович. Государственный центральный театральный музей им. А. Бахрушина направил в бригаду своего фотографа Попова А.Н.

Спектор И.И.

 

 

 

 

 

 

 

Габович А.М.

 

 

 

 

 

 


Блажина Т.И.

 

 

 

 

 

 

 

Васильева В.И.

 

 

 

 

 

 

 

Граве А.К.

 

 

 

 

 

 

 

Данилович А.М.

 

 

 

 

 

 


Данчева В.И.

 

 

 

 

 

 

 

Королёв Б.М.

 

 

 

 

 

 


Лебедев А.М.

 

 

 

 

 

 


Мозяйкин Н.Н.

 

 

 

 

 

 


Соловьёв И.А.

 

 

 

 

 

 


Концертная программа фронтового театра состояла следующих номеров: лирические песенки в исполнении Васильевой В.И., чтение стихов Маяковского, Суркова, Симонова и других поэтов – Граве А.К., детские стихи – Васильева В.И., «Солдат Зедельмейер» (Соловьёва И.А., Мозяйкин Н.Н.), «Со всяким может случиться» (Данилович А.И., Лебедев А.М.), «С тёплым ветром» (Данчева В.И., Данилович А.М., Граве А.К., Спектор И.И.), шуточная музыкальная картинка (Блажина Т.И, Васильева В.И., Лебедев А.М., Мозяйкин Н.Н., Голубев А.М.), «Покинутая» (Данилович А.М., Граве А.К.), «Сюрприз» (Данчева В.И., Соловьёв И.А.), «Шёл солдат с фронта» исполнялась 1-я картина спектакля театра им. Евгения  Вахтангова (Соловьёв И.А., Данчева В.И., Васильева В.И., Лебедев А.М.), «Аз и Ферт» (Соловьёв И.А., Блажина Т.И., Данилович А.М., Граве А.К., Спектор И.И.). Финальная песенка концертной программы исполнялась всем составом бригады.

В репертуаре фронтового филиала театра также был и спектакль «Свадебное путешествие» (комедия в 7 картинах В. Дыховичного), поставленный в самом начале войны режиссёрами Ремизовой А.И. и Габович А.М. в рекордно коротки сроки – полтора месяца!

Спектакль идёт при наличии сценической площадки, в сукнах без площадки, в любых имеющихся условиях, всегда в костюмах и гримах, установленных режиссёрами. Сборная программа идет в любых условиях.

Спектакль «Свадебное путешествие» исполнялся в частях Красной Армии и Флота с начала войны 94 раза, в поездке на Юго-Западный Фронт – 16 раз.

ГЦТМ им. А. Бахрушина поручил фронтовым концертным бригадам вести ежедневные записи при выездах в действующую армию. Для этого в типографии были изготовлены дневники фронтовых театров, на одной из первых страниц блокнота было написано:

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ! «Вы делаете большую нужную работу, помогая нашей доблестной Красной Армии в защите социалистической Родины от немецко-фашистских полчищ, вдохновляя наших бойцов на новые подвиги. Эта ваша работа войдёт почетной страницей в историю советского искусства. В историю участия всей советской интеллигенции в Отечественной войне. Фиксируйте все наиболее важные эпизода вашей работы на фронте.

Записывайте, собирайте фото, рисунки, отражающие выступления и постановки театральных бригад на фронте, отмечайте отзывы, реакцию зрителей, сообщайте точно репертуар и какие произведения пользуются наибольшим или наименьшим успехом, словом, все, что вам, участникам работы, покажется интересным и полезным для изучения вашего опыта.

Очень важно отметить непосредственные впечатления, как участников бригады, так и бойцов, их замечания, предложения, высказывания.

Государственный центральный театральный музей им. А. Бахрушина убедительно просит вас собирать все эти материалы и ежедневно вести возможно более подробные записи в дневнике и заранее выражает вам свою признательность».

Первая запись, сделанная Н. Мозяйкиным, датирована 25 июня 1942 г. «Сегодня в 14 час.55 мин. поездом с Павелецкого вокзала тронулись в путь. Это третий тур в этом году. Числу же поездок за этот год нет числа. Год назад – Дальневосточный фронт – Хабаровск, Де-Кастри (Де-Ка́стри – посёлок в Ульчском районе Хабаровского края), Николаевск-на-Амуре, остров Сахалин, Владивосток и обратно в Москву. За истекший год мы в Москве больше трёх недель подряд не жили... Вот сейчас мы с Калининского фронта едем в более тёплые и кажется в более горячие места» (выделено автором записи).

Началась полная опасностей, тревог, незабываемых встреч и неизгладимых впечатлений поездка на Юго-Западный фронт, в действующую армию. В бригаде 13 человек, из них – четыре женщины. Багаж состоял из 13 больших и 12 среднего размера чемоданов. Через два дня прибыли на станцию Старый Оскол, где пересели на товарный состав в направлении ст. Лиски. Ночью 29 июля прибыли на ст. Лиски, во время выгрузки начался авианалёт, А. Спектор, А. Граве и А. Попов, не успев выйти из вагона из – за создавшейся толчеи в тамбуре, уехали дальше вместе с багажом. Назад вернулись около трёх часов утра с чемоданами, доехав до товарной станции на паровозе, который был предоставлен в их временное пользование дежурным по станции. Машинист отговаривал ехать: «опасно, там бомбёжка!». Начался дождь, переходящий в ливень. На ночлег устроились в сарае.

Утром выяснилось, что пассажирский на Россошь вряд ли пойдёт. Решили ехать рабочим поездом до ст. Евдаково, а там пересесть на первый попавшийся товарный, чтобы до 22 час. добраться до пункта назначения. Благополучно доехали и расположились в скверике возле вокзала. Коменданта на станции нет, продпункта нет, только в столовой суп за 10 коп. Продукты на исходе и большинство артистов решает пойти за этим супом. Поев, но не насытившись, вернулись обратно в сквер. Наконец подходит товарный с вагонами – теплушками. Примоститься невозможно. Подходит второй – сплошь цистерны и тоже никакой возможности погрузиться.

30 июня, 23.00. После того как Б. Королёв уехал вперёд, артисты еще долго сидели в убогом пристанционном скверике и ждали оказии. Все вещи лежали на платформе, чтобы в случае чего не задерживаться с погрузкой. Время коротали кто как умеет, кто читал, кто занимался хозяйственными делами, кто-то спал. Исай не даёт покоя дежурному по станции и тот клятвенно обещает, что созвонится с диспетчером и на минутку остановит какой-нибудь проходящий товарный поезд. Н. Мозяйкин сидит в сторонке на шпалах и что-то пишет в дневник.

К нему подошли двое, один железнодорожник, второй, в милицейской форме, представился уполномоченным милиции и предъявив своё удостоверение, спросил: кто такой, откуда и что здесь делает? Мозяйкин предъявил все документы и дал объяснения, милиционер попросил показать тетрадь. В ней ещё очень мало записей, всего пятый день в дороге, он всё внимательно просмотрел и вернул обратно. Уполномоченный произвёл приятное впечатление: у него совершенно отсутствует присущий некоторым сотрудникам милиции тон разговора с гражданами как с заведомыми нарушителями порядка и законности. Пока артисты сидели в сквере, стороной мимо станции, но совсем близко пролетел немецкий самолёт. Станция пуста и поэтому немец пролетел мимо. Объявлена воздушная тревога.

День идёт к концу, а артисты всё сидят и ждут оказии. А ехать всего-то около 50-ти км. В который уже раз за этот день открывается входной семафор и прибывающий поезд наконец останавливается на станции. Это воинский эшелон: пассажирские вагоны, теплушки и платформы с погруженными на них грузовиками. Дежурный по эшелону направил артистов к начальнику эшелона, тот после тщательного изучения командировочного предписания и личных документов разрешил посадку. Погрузились оперативно, разместились не без комфорта, но тут подошел военный, старший по званию, чем начальник эшелона и приказал бригаду ссадить.

Пришлось выгружаться. Исай отправился к командиру части и смог с ним договориться о посадке на эшелон. Правда полковник удивился, что артистов может устроить открытая платформа. Погрузились, и с ужасом увидели, что к начальнику эшелона подходит еще какой-то военный в высоких чинах и со строгим лицом начинает что-то говорить, указывая на артистов. Неужели же опять высадят? Но Исай уже там, показывает ему документы и что-то с жаром долго говорит. Бригада с большим беспокойством наблюдает, что горячие речи Исая совершенно не трогают его. Вдруг он смеётся чему-то, выражение лица меняется и вновь появляется надежда на отъезд.

Действительно, всё в порядке, и бригада уже твёрдо обосновывается в седьмом по счёту поезде за четверо с половиной суток пути. Очень удобно ехать на грузовике, стоящем на железнодорожной платформе. Вагонные толчки смягчаются еще и автомобильными рессорами. Первую половину пути ехали медленно, с большими остановками, стало понятно, что засветло к станции назначения бригада не попадёт. Вторую половину, уже ночью, эшелон мчался со скоростью курьерского и проскочил станцию, на которой находился Борис Королёв. Остановка на 12 км. дальше станции Россошь. Эту станцию недавно четыре ночи подряд бомбило люфтваффе.

Эшелон остановился на товарной станции, до пассажирской шли пешком. Добрались, устроились на ночлег в пристанционном сквере. Установили дежурство, но «об спать» не может быть и речи, ночь очень свежая, прохладная, да и просто некуда приткнуться. Уже на рассвете обнаружили пустое здание бывшей железнодорожной больницы и разместились в ней, но вскоре одна за одной – воздушные тревоги. Исай нашёл машину. Шофёр, очень приятный парень, попросил у него командировочное предписание и, ознакомившись с ним, согласился отвезти бригаду к военному коменданту в город за 5 км. Ещё раньше И. Спектор связался по телефону с соседней станцией и Борис Королёв успел приехать на ст. Россошь.

Вот и город Россошь. Никто из бригады раньше и не слышал о нём. Это типичный южный городок из белых оштукатуренных домиков. Выясняется, что сойти нужно было на предыдущей станции. Исай уходит пешком за 16 км. на розыски тех, в распоряжение которых должна поступить бригада. Определились на питание по линии комендантского управления, хотя это далеко за городом, но зато артисты впервые за 6 дней получили настоящий горячий обед.

Только в пятом часу вернулись в город, Исай тоже вернулся, встретившись и переговорив с нужными людьми. Он привез разрешение пользоваться армейской столовой Военторга – это рядом в городе, там и поужинали, перед этим помылись в местной бане. Завтра приедет машина от танкистов, где бригада начнёт свои выступления. Устроились на ночлег. Женщины и двое мужчин в частном доме, остальные семь человек в классе одной из школ на скамьях и столе...

1 июля. Вечером состоялась встреча с танкистами. Провести её решили на открытом воздухе, но из – за начавшегося дождя все переместились в школу. Артисты расселись за парты среди простых веселых загорелых парней – это и есть те самые легендарные герои. Со скромной улыбкой, в начале с трудом подбирая нужные слова, они начинают рассказывать о своих «простых делах». Рассказ начинает командир героического экипажа – орденоносец Иван Иванович Корольков (133 отдельная танковая бригада Юго-Западного фронта), в прошлом забойщик, ныне лейтенант.

Рассказ его очень прост, говорит, что выполнял приказы и ничего особенного в этом нет. Выступает и механик – водитель его танка Бондаренко, раненый в голову в недавнем бою. Про его ранение И. Корольков рассказывает так: «Подаю очередную команду – «Давай бронебойный!» Тишина, оборачиваюсь, а он ранен немного выше виска. Крикнул ребятам, они положили его, он сразу заговорил, ну раз говорит – значит жив. Всё в порядке! А в госпиталь он так и не уходил!» Рассказывают о своих боях командир танка Трофимов. Беседа становится все более оживлённой и свободной, даже не заметили как наступило время ужина.

На прощанье Толя Попов всех сфотографировал. Завтра встреча с ними на концерте. Ужин. Объявляется план работы на 4 июля. Уже совсем стемнело. В полном мраке репетировали сцены профессора из «Свадебного путешествия» для Бориса Королёва. Повторили концертную программу. В 23 час артисты уснули богатырским сном, пол в классе покрыт свежим, пахнущим разнотравьем сеном...

2 июля. Ответственный и волнительный для бригады день – начало работы на Юго-Западном фронте. Запланированы два концерта с выездом в расположения воинских частей, а вечером спектакль для командования танковой бригады. В 10 ч. утра выехали на машине в расположение части. Концерт играли на грузовике. Несмотря на то, что концерт шёл много раз, все чрезвычайно волнуются. Публика сидит боевая, среди них вчерашние гости – танкисты. Концерт проходит на очень высоком художественном уровне. Волнение актёров верно уложилось в сценический темперамент.

Работали с большим подъёмом. Чувствовался слаженный коллектив. Успех был весьма большой. Чувствовалось, что уважение к актерской работе и творческий успех артистов сливается с симпатией публики к коллективу – обстоятельство чрезвычайно важное на фронте. Сразу после окончания этого ответственного концерта артисты отправились в другую часть той же танковой бригады. Играли в деревне около домика. Сцена состояла из двух грузовиков. В концерт впервые был включён новый номер «Шёл солдат с фронта». Опять ощущение премьеры, потому что концерт был построен по-новому.

Вечером в помещении при электрическом свете состоялась еще одна премьера «Свадебное путешествие». Не только первый спектакль. но и первое выступление Б. Королёва в роли профессора.

3 июля. Завтрак. Сбор на спектакль. В 10 час. утра на грузовике приехали на спектакль. Сцена огромная, устроенная на 2-х грузовиках, прекрасно оборудованная, с уборной для переодевания. Проявленное внимание, забота и доброе отношение очень трогают артистов. Спектакль принимают прекрасно, но 4-я картина внезапно прерывается градом. По окончании спектакля бойцы тепло отзываются о работе артистов. Обед под дикой развесистой грушей. Поблагодарив друзей – танкистов за тёплый приём, бригада отправилась в дальнейшее путешествие.

Машину зверски швыряет, она мало загружена, один борт выше другого из-за кривой, ухабистой дороги. Доехали до базы, где в машину подсаживается лектор, благодаря комплекции которого ехать стало спокойнее и борта выровнялись.

Приехали на другую точку, где шла подготовка спектакля под руководством Н. Мозяйкина. Наконец всё готово, зрители, подошедшие строем, с пением, заполнили «зрительный зал» – небольшой пригорок около школы. Среди зрителей – масса местных жителей, расцветивших рядки яркими платочками и пёстрыми платьями, и как всегда, когда играли в деревне – огромное количество ребятишек с разинутыми ртами и голыми животами, глазеющих на необычное для них зрелище.

Спектакль принимался как обычно хорошо. Вдруг началось небольшое волнение – в воздухе послышался шум моторов, который на некоторое время отвлёк внимание от сцены. Наши! Надвигалась черная туча, спешили доиграть до начала дождя. Последние две картины артисты соревновались с сильным ветром и приближающимся дождём. Кто скорее? Победа осталась за артистами. Темп пошёл на пользу, принимали ещё лучше.

В 9 час. вечера здесь же, в клубе – концерт по обширной программе, который проходит с большим успехом. Зрителей много.

4 июля. Утро. В этой бригаде работа окончена, артиллерийская бригада, которую артисты должны были обслуживать по плану, переведена в другое место, запланирован концерт для тех, кто не успел посмотреть предыдущие выступления. После концерта артисты попрощались с политработниками и командованием бригады, И.Спектр зачитал текст отзыва о работе артистов.

Переезд в другую часть. Разместились в деревне в двух домиках, женщины в одном, мужчины в другом. Солдаты принесли санитарные носилки, которые будут заменять койки. Пол устлан травой. Вечером спектакль в лесу. На площадке агитмашина, которая в дальнейшем будет сопровождать бригаду. Машина оборудована очень хорошо, вот только помост очень высок, надо было его делать на уровне пола машины, а не на уровне бортов. В разобранном виде получается эстрада, потолок поднимается и открывается большой портрет Сталина на красном фоне. Красиво, но в смысле маскировки – не очень. После спектакля – ужин.

5 июля. Концерт у танкистов. При объявлении номеров называли фамилии наиболее отличивших в последних боях, имена тех, которым эти выступления посвящались, в зале начиналось оживление.

6 июля. Утром запланирован концерт в госпитале. Подъём в 8 утра. По дороге движутся огромные колонны машин. Узнаём сводку – ожесточённые бои западнее Воронежа. Концерт отменяется.

ВЕЧЕРНЕЕ СООБЩЕНИЕ 6 ИЮЛЯ 1942 г.

«В течение 6 июля наши войска вели жестокие бои западнее Воронежа и юго-западнее Старого Оскола. Наши войска оставили ряд населённых пунктов. На других участках фронта существенных изменений не произошло.»

Госпиталь срочно эвакуируют. С утра летают немецкие стервятники, кружатся где-то поблизости. Должны ехать еще в одну танковую бригаду. Машина не приходит. Спектр едет в политотдел и возвращается оттуда с еще одной автомашиной и старшим политруком Тищенко. Погрузились, выехали. Остановка в лесу. Обед, потом концерт. Рядом опять бомбят. Снова – в путь…. Опять бомбят…. Начинает темнеть. Неоднократные остановки – «Воздух!». Совсем стемнело. Гул самолетов, где-то опять бомбёжка.

7 июля. Поездка продолжается. Особых событий не происходит. Удачно переехали переправу через Дон. Остановка в первом селении за речной переправой, отсюда видно как на переправу пикируют немецкие самолёты. Взрывы очень близко. Подъехали к станции, на путях горят вагоны, подожжённые фашистскими стервятниками. Опять бомбят! Влились в колонну. Начинает темнеть. Неоднократные остановки. Совсем стемнело. Подъехали к какой – то МТС и расположились на ночлег. Нужно хорошо отдохнуть. Продуктов нет, остались без ужина.

Ночь тревожная. Гул самолетов, где-то опять бомбёжка, но безрезультатно, потому что машины продолжают движение. Во время вчерашнего концерта произошёл небольшой воздушный бой, не повлиявший на ход спектакля, который прошёл легко, с хорошим темпераментом и даже можно сказать изящно. Это еще раз доказывает, что качество концерта, спектакля не зависит от тяжести обстановки. Выдержка у бригады хорошая, никогда еще концерт не проходил хуже от того, что где – то поблизости стреляли или бомбили.

8 июля. День провели на реке, купались, стирали. Наконец И.Спектр сообщил, что в 16.30 будет машина, которая отвезёт бригаду в Политуправление играть спектакль. В 17.00 тронулись в путь. Это оказывается совсем рядом…

Во роскошном фруктовом саду Н. Мозяйкин устроил импровизированную сцену, сделав задник из плащ-палатки, расставили скамейки. Играли прямо на траве. В ожидании начала читали газеты, ели зеленые яблоки, которые свисали почти что до земли. В 19.20 начинается спектакль. Народу мало, человек 60. Спектакль идёт понижено, очень долго ждали актёры «поостыли». Да и трудно играть перед небольшой аудиторией. Рядом со сценой примостились женщины из этого хутора с ребятишками. Н. Мозяйкин тщетно призывает их к порядку.

К концу спектакля совсем темнеет, в небе загораются звёзды, вечер тихий, теплый. К артистам подходят командиры, благодарят за спектакль, который по их мнению очень актуален. Один из них сообщает А. Данилович, что видел её в Москве в спектакле «Много шума из ничего». Горянов от имени Политуправления тоже благодарит артистов за хороший отдых, предупреждает чтобы не смущались эвакуацией местного населения, сообщает о завтрашнем выезде к танкистам.

9 июля. Отъезд назначен на 12 часов и после завтрака начинаются сборы. Машина, уехавшая в 10.30 часа заправляться бензином, все еще не возвращается. Вернулась только после 16 часов. Наспех пообедали, рассчитались с хозяйкой, поблагодарили и отправились в путь. Дорога, как в Крыму: крутится вокруг холмов, всякая ориентировка быстро теряется. После 2-х часов пути подъехали к селу Н., расположенном в котловане среди холмистой равнины. Спускаемся зигзагами и приезжаем в расположение бригады, которую не успели обслужить раньше. Комиссар угощает всех трофейными папиросами, размещает в доме, где раньше была санчасть. Поужинав, артисты мирно засыпают на свежескошенной траве, расстеленной на полу комнаты.

10 июля. Радио сообщило о боях в районе Россоши. Стало совершенно точно известно, что тот лесок, в котором бригада давала концерт 6 – го числа был занят противником через 5 – 6 часов после её отъезда. Россошь была взята танковым десантом часов через 8 – 9 часов после выезда бригады. Какая – либо случайность – поломка машины или нехватка бензина могла быть чревата крупными неприятностями.

Самолёт сбросил газеты «Красная Звезда» за 7 и 8 июля. В номере за 8 июля статья Эренбурга «Отобъём!». Положение на фронте действительно очень серьёзное. Особенно интересно было читать эту статью, т.к. артисты были очевидцами части тех событий, о которых пишет автор.

Жара. Все едва двигаются. В конце дня концерт, благо к вечеру жара спадает. Зрителей много – это приятно. Принимают дружно и хорошо.

11 июля. Утренняя сводка: «Сдана Россошь. Идут кровопролитные бои западнее Воронежа в районе Лисичанска и Кантемировки.» Утром пролетал фашистский разведчик. С раннего утра солнце палит нестерпимо. Искупаться негде. В 11 часов концерт. Два – три деревца едва дают тень. В ожидании своего номера артисты лежат в этой скудной тени, обливаясь потом. Голоса от жары сели, но артисты собираются с силами и концерт проходит хорошо. Очень трудно сконцентрировать внимание зрителя, он тоже расслаблен жарой.

Вечерний спектакль идёт неплохо. На спектакле присутствовал командир танковых частей Юго-Западного фронта (Генерал – лейтенант Пушкин Ефим Григорьевич, Герой Советского Союза, с апреля 1942 г. – командир 23 – го танкового корпуса 6 – й армии Юго – Западного фронта, участник Харьковской оборонительной операции 1942 г. С июня 1942 г. – заместитель командующего войсками Юго – Западного фронта по танковым войскам. С августа 1942 г. – заместитель командующего 4 – й танковой армией на Сталинградском и Донском фронтах, участник оборонительного этапа Сталинградской битвы.)

Спектакль ему очень понравился и он высказал желание обратиться в Политуправление, чтобы бригаду прикрепили к его частям. Когда стемнело началась демонстрация фильма «Возвращение Максима», которая часто прерывалась командой «Воздух!».

С 12 по 14 июля бригада артистов, начала свой путь в Сталинград, давая по 2 – 3 выступления в день. В дорогу отправлялись еще до рассвета, пока степь не раскалилась до бела. Утром спектакль, вечером концерт, небольшой привал и снова в путь. 14 июля остановились на ночлег на берегу реки Иловля, но ночлег отменили из-за близости к переправе, которую часто бомбили. Пришлось ехать в ближайшее село. До Сталинграда оставалось каких – то 65 – 70 километров.

15 июля. Ранний подъем и снова в путь. На окраине Сталинграда были в 10 утра. Остановка, артисты изнывают от жары и жажды, воды нет из-за нехватки давления в водопроводе. Только после 6 часов стоянки, машины с артистами въехали в город и вновь остановка часа на три. Под вечер опять в путь – вверх и вдоль по Волге реке! Мотор одной из машин барахлит, и весь кортеж часто останавливается. Ночью въехали в село и опять по кочевому устроились на ночлег.

16 июля. Подъём в 6 часов, все опять не выспались, это уже четвёртая ночь, головы гудят от недосыпания. Купание в Волге, завтрак. Начальство опять уехало в Сталинград. Ждём, ждём. Жара становится нестерпимой! До колодца около километра. По очереди ходим за водой. Все пьют как лошади! Наконец начальство появилось. Команда: «По машинам!» Опять жара, пыль и тряска. Тряска до мозолей!

Все в машине полусидят и при каждом сильном толчке летят друг на друга. Кругом раскалённая до бела безграничная степь, покрытая выжженной травой. Остановились в большой деревне на берегу Волги. Кухня располагается в овражке, окаймлённом развесистыми дубами. Журчит ручеек. Долгожданный отдых. Купание в Волге, затем обед и отдых.

17 июля. В 19.00 играли спектакль для автобата и фронтового ДКА. Несмотря на то, что спектакль шёл пониженно, принят он был очень хорошо. Точка зрения Политуправления Юго-Западного Фронта такова, что этот спектакль звучит в настоящий острый момент высоко патриотично, и что он очень нужен Красной Армии. Такова же и точка зрения корреспондентов «Правды» Л. Бронтмана (Бронтаман Л.К., псевдоним Л. Огнев) и А. Устинова. Это приятно слышать, потому что такая же точка зрения и у бригады. После спектакля выяснилось, что завтра выезд в том же направлении, в каком ехали сюда, т.е. обратно к Дону.

18 июля. Сегодня снимаемся с постоя и едем километров за 300 отсюда, в обратном направлении к Новоалексеевке. Маленькое собрание: Исай информирует о дальнейшей работе. Затем напутственное слово начальника ДКА. Он ставит нас в известность о положении на фронте, хвалит вчерашний спектакль за его жизненность, весёлость и бодрость, которые он несёт, прощаемся…в путь двигаемся на машинах ночью…Опять гроза, ливень, дорогу развезло, трясёт и мотает так, как кажется никого никогда и ни где так не мотало…Зато не пыльно и прохладно ехать! Сокращаем дорогу, минуя Сталинград.

Выезжаем на шоссе – знакомая картина: машины, машины без конца, перевозящие бойцов, боеприпасы, орудия и прочее… Знакомые места: вот тут мы ночевали, в этой реке купались… В 7 вечера останавливаемся на ночлег, дальше не проехать – образовалась пробка из машин из – за испорченной дождём дороги. Готовим ужин у хозяйки в саду…Кто-то рубит дрова, кто-то таскает их к костру, чтобы скорее сварилась каша… Уже совсем темно и, не дождавшись её полной готовности, сыроватую, уплетаем во всю…Перепадает кое-что и Розе – хозяйской собаке, которой каша пришлась по вкусу. Поужинав, размещаемся на ночлег в двух домах. Завтра на рассвете в дорогу.

19 июля. Послушав последнее сообщение по радио, трогаемся в путь. Пасмурно, прохладно… Машины с трудом проходят по разбитой и размытой дождями дороге, часто приходится объезжать, расходуя драгоценный бензин. У политруков озабоченные лица – нужен бензин. Останавливаемся у въезда в село, одна из машин уходит на разведку…

Ждём час, другой…Через три часа машина возвращается, бензина нет – предложили керосин!!! Подъезжаем к вокзалу, авось есть кипяток?! Через 10 минут Исай, вернувшись из разведки, доложил, что есть суп. Пробираемся под вагонами и наполняем желудки перловым супом «омского» качества. Едем дальше. В 6 часов вьезжаем в село, заправляем машины бензином и остаемся на ночлег… За сутки проехали менее 100 км…

20 июля. Наконец-то приехали в Новоалексеевку. Как уже повелось с нашими проводниками – политруками, они исчезли на несколько часов. У них нет, к сожалению, привычки информировать нас о своих делах; ушли на несколько часов и ладно, а мы сидим в душных машинах или ищем где-нибудь чахлый куст, чтобы устроиться в его тени. Нет утомительнее занятия, чем сидеть без дела, не имея никакого понятия, когда это сидение придёт к концу.

Два политрука! Казалось бы – разделить задачи и сделать всё быстро, но не тут-то было! Возят они нас по обязанности, совсем не интересуясь нашей работой, и уж конечно ничего не делая, чтобы улучшить условия нашей работы, улучшить тем самым качество нашей работы. Для спектакля нужны стол, скамейка, стулья или табуретки, кусок хлеба. Набор реквизита столь прост, что мы никогда не встречали затруднений на Калининском фронте, где играли на передовой в каких-нибудь четырёх сотнях метров от немцев! Там всё было! А здесь в выступлениях в населённых пунктах мы ещё ни разу не начали в назначенное время, так как чего-нибудь да не хватало! (Н. Мозяйкин).

21 июля. Ночь прошла прекрасно: выспались и отдохнули. День прошёл в подготовке к спектаклю. Вечером играем у гвардейцев. Днём в штаб привели группу пленных немецких десантников: злые небритые лица, отвратительное зрелище… В 16.30 грузимся и отправляемся на спектакль. Остановились в лесу. Еще не закончилось торжественное собрание полка, проходило награждение. Солдаты с оркестром собираются на поляне.

Спектакль идёт с огромным подъёмом, бойцы принимают его блестяще! Радостно играть таким людям! После окончания выступает комиссар с речью. Опять аплодисменты, оркестр играет туш. После спектакля бойцы приходят за «кулисы» и горячо благодарят нас за игру. Потом состоялась беседа с земляками – москвичами. Бойцы просят помочь материалом для самодеятельности. Ночью пишем скетчи и ноты для друзей – гвардейцев. Утром подъём в 6.30.

22 июня. Следует остановиться на вчерашнем выступлении у гвардейцев. Атмосфера была как на спектакле в Москве, в большом зале театра, когда идёт премьера. Актёры это почувствовали и работали с нарастающим подъёмом. В спектакле даже появились новые краски. 22 июня в 8 утра был ранний концерт, приняли его хорошо, прошла, так сказать встреча друзей.

23 июля. Ночью проснулись от воздушной тревоги. Некоторое время спустя послышался гул моторов. Сделав круг, самолёты пошли в пике, грохот от разрывов бомб, лай зениток – это бомбят мост, через который мы недавно проехали. Они нас, похоже, преследуют. В полседьмого позавтракали и отправились за 20 километров. Концерт для медсанбата: несколько раненый бойцов, врачи, медсестры… Дождь… Играли во фруктово-овощном саду. После концерта вернулись в политотдел. Обед. Расположились в школе. Приехал на легковой машине лектор, удивился что мы здесь, а не ближе к фронту в К., где нам надлежит быть. Политрук Корнеев постарался его заговорить и отвлечь от этой темы.

В 18.30 спектакль на агитмашине возле школы (нужно быть квалифицированным акробатом, чтобы управляться на этой машине). Зрителей много. Спектакль шёл хорошо, принимался прекрасно, не смотря на тесноту и неудобство площадки. После спектакля состоялся показ документального фильма «Ленинград в борьбе». Нет слов, чтобы выразить свои волнения, скорбь и тревогу.

24 июля. Еще с вечера было обьявлено, что сегодня будут два концерта в полках – утром и вечером. Рано утром поднялись, позавтракали и выехали. Но оказалось, как всегда, что полк не предупреждён и утреннего концерта не будет. Едем к реке, купаться и загорать. Берег реки заполняется массой бойцов – какая-то часть пришла. Через полчаса объявляют, что сейчас будет концерт. Приходим и видим, что вся поляна усеяна бойцами, их на концерт собралось до трёх тысяч. За всё время нашей работы первый раз собралось так много зрителей.

Вполне понятно, что концерт прошел с большим подъёмом и приём был очень хорошим. После концерта переезд, обед и второй концерт при еще большем количестве бойцов. Это большое удовлетворение, и такая работа полностью искупает все организаторские неполадки и нечеткую работу наших политруков. Ужин, после которого еще одна досадная неполадка – ночлег не подготовлен и мы ждём пока для нас приготовят три шалаша. Располагаемся в темноте и засыпаем под шум объяснений между руководством бригады и политруками.

По-прежнему наши политруки работают без плана, без думы о людях, не особо утруждая себя. Например, приехали на место, где будем обедать, а затем играть и здесь же ночевать, вместо этого едем в другое подразделение на выступление, и, казалось бы, чего уж лучше: один из политруков остался бы и всё наладил, а другой может ехать с нами, так нет же – они едут оба! Оба лежат на травке, пока мы играем, а когда возвращаемся, то выясняется, что обед уже сварен на определённое количество человек… Выступление тоже не подготовлено, а ночлег начинают готовить только затемно после окончания работы. Просто «золото», а не люди – наши сопровождающие!

И хоть бы дали Исаю самому заняться всеми этими вопросами, а то сами не делают и ему не дают! С маршрутом они тоже явно крутят. Политуправление фронта дало указание обслуживать определённую Армию в первом эшелоне, но Корнееву со Скомаровским, видимо, это не улыбалось почему-то, и уехав подальше от политуправления, они что – то тут переорганизовали и бригада, неизвестно почему, не попала по назначению – обслуживать передовые части, а обслуживала резервные части. Сперва можно было принять политруков за осторожных людей, но скоро стало понятно, что их сущность в русском языке определяется другим словом. На самом деле – как назвать поступок людей, посланных на передовую, но не доехавших до неё 150 километров! Осторожностью?

26 июля. День в отношении плана опять прошёл бездарно. В 12 часов должны были играть спектакль для партконференции, а в 6 вечера для вчерашнего полка. Поехали на первый спектакль. Окончательной договоренности оказывается не было и его перенесли на 6 вечера, благодаря чему отменился спектакль у гвардейцев. Вечером состоялся спектакль для партконференции. Начало пришлось задержать, т.к. генерал играл посреди зала в шахматы и все ждали пока генерал догадается, что пора заканчивать. Спектакль прошел неплохо.

Утренняя сводка: «сдали Ростов и Новочеркасск».

…дневная жара спала, вечер дивный. Город на осадном положении, каждую ночь бомбят, по улицам разрешено ходить до 22 часов. Вдали начали сверкать огоньки от разрывов зенитки. Загрохотало ближе, пошли в ДКА, только собрались спать – пригласили в бомбоубежище, т.е. в подвал во дворе, некоторые потянулись вниз, постояли на лестнице и по одиночке удрали к себе в комнату. «Панический» голос диктора объявил о воздушной тревоге, а мы под грохот улеглись спать. Изредка, при близких взрывах, с полу поднимались фигуры и подходили к окну. В полтретьего объявили отбой воздушной тревоги.

27 июля. День прошел в подготовке к переезду в ДКА за Волгу и сборах к возвращению в Москву. Ни каких платных спектаклей решено не организовывать, а ехать машиной до пункта В. или Т., там сесть в поезд на Саратов. Переезд за Волгу был назначен на 11 утра, но задержался из – за оформления пропусков на въезд в Москву. Приехали на пристань, погрузились на речной трамвай, благополучно добрались на другой берег и в автобусе с комфортом поехали в ДКА.

Колхоз «Цыганская заря» уютно спрятался в зелени, весь в яблочных садах, словом – хорошее местечко для отдыха. Приехали, разгрузились и, как всегда, прождав изрядное время, устроились на ночлег: женщины – в канцелярии, мужчины – в палатке. Вечер прошёл в сборах к отъезду, обсуждении маршрута….Завтра – в Москву! Бригада изрядно устала и ждет возможности отдохнуть в Москве.

30 июля. Спать мешали зенитки, расположенные рядом в саду. Но в конце концов зенитки не такая уж новость, чтобы интерес к их работе уступил желанию заснуть. Комары куда назойливее зениток! Но и это перетерпели. Поднялись довольно рано и занялись разными организационными, по случаю отъезда, делами. Исай уехал в одну из соседних деревень в направлении фронта, а мы занялись получением сухого пайка на дорогу и упаковкой вещей. Б. Королёв и А. Граве рано утром поехали еще раз в Сталинград.

Отъезд назначен на 15 часов. Приехал И. Спектор и привёз отзыв о работе бригады на этом Фронте. Исай был в Политуправлении вместе с начальником ДКА. Начальник отдела пропаганды и агитации ст.батальонный комиссар Лысенко сказал, что у него есть сведения о том что ДКА не очень хорошо поставил работу своих агитмашин, что эти машины не обслуживали части на передовых позициях, а что же это за агитмашины, если они не бывают в действующих частях? Причём он сослался на имеющиеся у него сведения о лекторе Т., который в последний свой рейс и дня не провёл на передовой, куда он был послан. Получается, что наши сопровождающие самовольно изменили маршрут поездки бригады!

К обеду из города пришли Б.Королев и А.Граве. Обед. Последние сборы и в 15.35 в путь. Через несколько километров переправа через один очень большой рукав Волги. Эту задержку используем для купания. Степь еще ровней и пустыннее, чем на правом берегу. Дорога хорошая едем, не останавливаясь даже ночью. Решено как можно скорее доехать до железной дороги, чтобы выяснить когда идут поезда, а то очень досадно будет, заночевав где-либо, пропустить поезд, может быть и единственный в сутки. Наконец станция В., но отсюда поезда не ходят, едем на станцию Б. Вдруг начинается бомбёжка где-то совсем близко. Мы не можем точно определить в каком это пункте и чтобы не наскочить на неприятности решаем переждать в степи до рассвета. Не теряем время даром и тут же ложимся спать на земле в зарослях полыни.

Месяц и пять дней как мы выехали из Москвы. Дней через пять возможно попадём домой. 36 выступлений – итог работы на этом Фронте. Эта цифра невелика, но нужно принять во внимание, что нигде не ездили так много, по несколько дней не сходя с машины. По приблизительным подсчетам проехали на машинах 1700 км. Главные пункты этого путешествия – Россошь (с районом западнее Россоши) – Богучар – Калач – Урюпинск – Ново – Анненское – Сталинград (с районом севернее) – Ново – Анненское (с районом северо-западнее) – Сталинград – Владимировка – Верхний Баскунчак и опять поездом. За это время переправились через реки: Северный Донец, Дон, Хопёр, Медведица, (две последние переехали по три раза), Волга, Ахтуба.

31 июля. Проснулись с рассветом. Двинулись дальше к станции Б. Грузимся на открытую платформу товарного поезда. На станции фашистские гады разбомбили госпиталь. Страшная картина! Долго ждём отправления, наконец, в 11.30 двигаемся. В дороге заболел Ваня Соловьёв, температура под 40, волнуемся за него…

1 августа. Двигаемся помаленьку вперед. Днём солнце палит нестерпимо, а ночью холодно. У Вани температура 37. Похоже малярия. К вечеру пошёл дождь, все вымокли насквозь, очень холодно.

2 августа. Утром выгрузились на ст. Анисовка, от сюда 25 км. до Саратова. Наш поезд будет переформировываться. У Вани опять температура, слабость. Прошёл поезд Астрахань – Москва, если бы не было такого дикого количества вещей, то начальник поезда посадил бы. В грязном «садике» сидим, ждём. В 4 дня отправились на рабочем поезде до Саратова. В 6-м часу приехали в Саратов, выгрузились на привокзальную площадь. Исай и А. Габович уехали в ДКА.

Неугомонная саратовская милиция прогнала нас с площади, прося очистить территорию. Наконец (к общему удовольствию милиции и нас) подъезжает грузовик с Исаем и А.М. Пока едем, Исай сообщает, что нас ждут в ДКА. Дали две комнатки за кулисами, сейчас идёт концерт. Питания не ждать… Вероника и Таня пошли за хлебом. А Исай и я отправились на розыски кипятку. Трудное занятие, это не в деревне, где просто зайти в хатку и спросить у хозяйки. Уже поздно, столовые закрыты, какая – то девушка посылает нас в Дом артиста.

Очень странно, почему это она нам посоветовала? Богатая интуиция, очевидно. Ведь совсем темно, да даже если было светло, то нас скорее можно было принять за беспризорников, такие мы грязные. Идём по указанному адресу. Какие-то люди любезно соглашаются вскипятить нам чайник. Беседуем с гражданином, который оказывается начальником бригады.., которая только что вернулась с Западного фронта…. Нас приглашают в дом, наконец чайник готов. Берём и идём в ДКА. Холодный душ. Ваню устраиваем в комнате с женщинами на диване, температура еще держится. Усталые засыпаем на полу. (А. Данилович)

3 августа. Весь день прошёл в хлопотах… За билетами обращались и к начальнику вокзала, и к начальнику станции, и, наконец, к военному коменданту, который, кстати, наотрез отказался нам помогать. В конце концов добились билетов у начальника станции.

Продолжение http://prezidentpress.ru/news/4524-75-y-godovschine-frontovogo-filiala-teatra-im-evgeniya-vahtangova-posvyaschaetsya-2.html

Геннадий Оськин, Председатель Совета Межрегиональной общественной организации по увековечению памяти павших при защите Отечества «IV Поисковый Корпус»

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (1)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
  1. Лала
    Лала Гости 3 марта 2017 (10:17)

     "Узнаём сводку – ожесточённые бои западнее Воронежа. Концерт отменяется".


     


    С одной стороны - ожесточённые бои. С другой стороны - концерт отменяется.


     


    И это всё...


     

Редакция в лицах
Партнеры