» » Евгений Дога: «Красивую мелодию надо искать в самом себе – там источник»

Евгений Дога: «Красивую мелодию надо искать в самом себе – там источник»

03 декабрь 2016, Суббота
337
1

– Обратимся к самым истокам Вашего таланта: маленькое село Мокра, сегодня расположенное в Приднестровской Республике; скромная деревенская жизнь; ограниченные ресурсы и средства общения; как Вы видели своё будущее, когда к Вашим ногам упадёт весь музыкальный мир?

– Начну с того, что Вы правильно назвали место моего рождения, – деревня Мокра. Совсем недавно это было село. Большое и очень красивое. Была в нём и церковь. Я посещал её вместе со своими родителями. Наличие церкви давало статус села. Потом, в разгар антирелигиозной пропаганды, церковь снесли. Построили на её месте Дом культуры. Сегодня он сам разрушается, и верующие христиане лишены храма, в который они могли бы ходить и молиться Богу. Сейчас моя Мокра – это уже деревня. Раз нет церкви. А будущее для меня и сегодня – безмерный океан. Хотя с детства я хотел быть замеченным, выделиться от остальных с помощью чего-то придуманного мной – в музыке или в изобретении. И придумки меня всегда преследовали, от детекторов радио до самоходной тачки, или «клавесина».

– Родина и родители – святое: какова роль Ваших предков в том, что Вы стали композитором?

– Если бы я не стал композитором, я бы стал писать книги, изобретать чего-нибудь, потому что я всё время замечал несовершенство вокруг себя. Мои предки были мастеровыми людьми: строили печи, искали места для рытья колодцев, искусно работали по дереву, писали иконы, служили в церквах. Я думаю, что их гены могли каким-то образом повлиять и на моё формирование.

– Первые этапы творчества, когда только происходит выбор, самые трудные. Как вы определились в собственном пути и стали композитором? Кто Вам оказал помощь на этом пути?

– Не уверен я и сегодня, что занимаюсь своим делом. Мне всё нравится, всё меня увлекает. Просто специализировался я в музыке настолько, что поверил в то, что я делаю. У меня были прекрасные учителя – и по музыке, и по общему образованию. Это замечательный библиотекарь в музыкальном училище Вера Ивановна Северинова и учитель по виолончели Павел Иванович Бачинин, утальянец по происхождению. Ну и замечательный мой профессор по композиции Соломон Мойсеевич Лобель. Они меня не устрашали, не пичкали «учёностями». Они так вели себя со мной, что я их очень уважал и слушался, сознавая, что они на сто голов выше меня.


– В одном из своих интервью Вы сказали, что вдохновение надо зазывать. Как вы это делаете? Или у Вас с вдохновением налажен вечный договор?

– О, заключил бы я с ним такой договор! Вдохновение – это придумка. Это всего лишь прилив и выбух энергии, которая накапливается в человеке, в его душе. Если она у него, конечно, имеется. Момент этого прилива энергии и называют вдохновением, и думают, что оно приходит само по себе, можно сидеть и ждать его, милого. Нет, его надо зазывать, как даму, которая себя уважает и не подойдёт к вам без особого приглашения. А вообще-то, всё это относится к профессии, которая учит талантливого человека управлять своими эмоциями, вдохновением, если хотите. Вдохновение, это самозарядное устройство, которое срабатывает после самых малых ваших успехов. Но к ним надо идти, страстно, настойчиво, влюблённо.

– Далеко не каждый композитор может похвастаться собственной почтовой маркой. У Вас она есть. Расскажите, как это случилось?

– К определённой знаменательной дате кого-нибудь все стараются подготовить какой-нибудь подарок, особенно юбилярам. Почта Молдовы также преподнесла мне приятный сюрприз, да и филателистам тоже, выпустив почтовую марку с моим портретом на ней, к 70-летию и к 75-летию. Хотя лучшим почтальоном и моей «маркой» является моя музыка.

– Назовите главные этапы и вехи Вашего признания. Какое событие в этом ряду для Вас стало самым сильным?

– Когда я почувствовал, что дыхание моей музыки передалось сотням людей поющих и танцующих «Хоровод дружбы» на площади в Кишинёве во время Международного фестиваля танца в 1968 году. Потом ряды стали приумножаться, меняться. Сегодня я стремлюсь к знаковым событиям, которые стали бы заметными и значительными не только для меня, но и для моего поколения, что в сочинениях, что в многочисленных концертах на самых престижных сценах, что в работе с детишками или заслуженными ветеранами. Ну, и не в последнюю очередь, открытие олимпиады «Сочи-2014», когда смотрели и слушали три миллиарда человек на всей планете.

– Когда Вы поняли, что пришла всенародная любовь? Какие мысли и чувства были по этому поводу?

– Я этого пока не понял, и вряд ли затронет когда-нибудь меня эта тема. Мир такой огромный, что его не объять. Знаю по информации, что моя музыка исполняется на всех континентах мира, что меня радует, но я этого не слышу и не вижу. А если точнее сказать, я даже боюсь такого ощущения, ибо за этим стоит опасность потерять доверие некогда поверивших в меня людей. На любовь надо отвечать любовью.

– Как Вы относитесь к полярным областям музыки: к народной и классической, с одной стороны, и к современной электронной и танцевальной – с другой?

– Я думаю, что не жанры определяют качество музыки, также как и не количество аккордов в ней. Решающим фактором является эмоциональная наполненность сочинения, каждого его звука, будь это в песне, симфонии, или в электронной музыке. Во всех перечисленных Вами жанрах есть прекрасные образцы высокого искусства, но есть и посредственные опусы, не способные всколыхнуть душу слушателя.

Что такое классика? Это совершенная форма выражения высочайших человеческих страстей и переживаний путём применения самых необыкновенных средств, а то и элементарных иногда, которые может придумать только настоящий талант в неповторимом качестве, которое присуще только ему одному. Бетховен в своей 3-й симфонии использовал главный мотив всего лишь из трёх нот и даже аккорда не сформировал, а какая эмоциональная сила в них, как проникает это скромное, на первый взгляд, звуковое сочетание в глубь нашего эмоционального мира!

Мой опыт в кино показал, что и с помощью электроники можно написать интересные сочинения. Хотя мы чаще предпочитаем носить одежду из натуральных материалов. Синтетику, тем не менее, не исключаем. У неё свои достоинства. И, тем не менее, живое слово, как и живой звук, ничем не подменить.

– Ваши произведения отличаются особым лирическим мелодизмом. Очевидно, поэтому вальс к кинофильму «Мой ласковый и нежный зверь» вошёл в 200 лучших классических произведений всех времён. Каковы секреты созидания незабываемых мелодий?

– О, если бы кто знал эти секреты?! Хотя у меня есть своё кредо: искать красивую мелодию, или, как я люблю говорить, мотивчик. Но его надо искать лишь в самом себе. Там источник и «кладовая». Сегодня, правда, пишут, если знают ноты, по каким-то примитивным шаблонам, копируя друг друга. Копировать даже себя не следует. Да, поиски мучительны, но другого не бывает. Редко, когда что-то придёт в голову неожиданно, и то, если разобраться, это результат твоих более ранних поисков.

– Как Вы оцениваете сегодняшнюю политическую ситуацию, сложившуюся в Мире и в России? Как, на Ваш взгляд, следует оценивать позицию Евросоюза в отношении России?

– Сложная. Я давно не занимаюсь политикой, ещё со времён работы в Верховном Совете СССР. Но, как ни крути, не верти, музыка тоже часть политики. Мир сегодня как будто взбесился. Везде конфликты, всем чего-то не хватает, никак не определятся кто важней и кто страшней. Происходит, как в средние века, драки и великие перемещения народов. Куда, и кто их там ждёт?!

Да, и поведение политиков многих стран напоминает игру детей, которые отбирают друг у друга игрушки. «Ах, ты такой, я не дам тебе моего Мишку». «Ух, ты, а я тебе дам по голове». И пошли соревнования со всякими «эмбарго» и «нон-грата», забывая о том, что все мы живём на одной планете, и если кому-нибудь дать по голове, то и играть с Мишкой будет некому.

А радикальное отношение Евросоюза к России, благодаря её терпеливой и твёрдой позиции, постепенно разделяется на лагери. И меняется в сторону разумного понимания, сложившейся в мире ситуации, близкой к катастрофе. Многие начинают осознавать, что от взаимной изоляции и взаимного недоверия всем становится плохо. Мы уже настолько срослись и в промышленности, и в торговле, и в культуре, что из-за этих амбиций во многих случаях приходится начинать всё с начала, и у них, и у нас, как в патриархальном обществе. Но сегодня уже давно двадцать первый век! Я убеждён, что протрезвеют некоторые политики, и выветрится амбициозный хмель из их голов. Люди помогут.


– Известно, что новый Президент США Дональд Трамп отличается тесным общением с российской музыкальной «тусовкой». Что лично Вы ожидаете от Трампа? Как, на Ваш взгляд, изменится позиция и роль США в современном мире?

– Не думаю, что музыкальные «тусовки» перевернут мир. Пускай он себе тусуется. Лишь бы мир не превратить в тусовку. Но позиция Трампа, при всей его противоречивости, временами вселяет надежды на лучшее отношение к России, да и ко многим странам, с которыми у США сегодня существуют проблемы. Особенно проблемы европейские. Ну, а я мечтаю свободно переправиться через океан со своей музыкой к своим почитателям, которых, я знаю, там достаточно много. Может, господин Трамп и тусоваться меньше будет.

– Новым Президентом Молдовы стал Игорь Додон. Есть ли у Вас с ним взаимоотношения? Как в этой связи Вы видите свою роль в развитии Российско-Молдавских отношений?

– Сегодня это сравнительно молодой молдавский политик. Весь мир с интересом следил за его продвижением в предвыборных президентских баталиях. Особенно настороженно обращалось внимание на его довольно категоричные высказывания по многим вопросам политики и взаимоотношений своей республики с миром. Сейчас, когда уже близок момент его восхождения на престол, многие вещи подаются в более мягких тонах, с более практичных позиций и менее эмоциональным подходом ко многим проблемам внутренней и внешней политики Молдовы.

Мне импонирует его позиция относительно сегодняшних сложных проблем страны: сохранение её нейтралитета, целостности и независимости, нормальные связи с Востоком и Западом на основе равноправия и взаимоуважения. Национальные интересы государства он ставит на первый план. Если это будет так, люди и мир будут только приветствовать его.

А проблем в отношениях с Россией масса. И сегодня задача не искать виновных и гоняться за ними с топорами, а стараться общими усилиями с обеих сторон убрать «шипы» на пути нормализации отношений, которые складывались и сохранялись веками между нашими народами.

Относительно моей музыкальной партитуры, она всю мою творческую жизнь объединяла людей, придавала миру большей гармонии, что на Днестре, на Волге или на далёких континентах нашей планеты. Я уверен, что и с новым президентом мы будем соблюдать эту гармонию, и сложим новые прекрасные песни.

Справка:

Евгений Дмитриевич Дога родился 1 марта 1937 года в селе Мокра Рыбницкого района Молдавской АССР, молдавский советский композитор, педагог, общественный деятель. Народный артист СССР (1987). Дога пишет музыку в различных жанрах и стилях. Автор трёх балетов «Лучафэрул» (Luceafărul), «Венансия», «Королева Марго», оперы «Диалоги любви», более 100 инструментальных и хоровых сочинений – симфонии, 6 квартетов, «Реквиема», духовной музыки и др., музыки к 13 спектаклям, радиопостановкам, более чем к 200-м фильмам, более 260 песен и романсов, более 70 вальсов. Также автор произведений для детей, музыки для открытия и церемонии закрытия Олимпиады 1980 года в Москве, церемонии открытия Олимпиады 2014 года в Сочи. 2007 год, когда композитор отметил свой 70-летний юбилей, был провозглашен в Молдавии Годом Евгения Доги. Почётный гражданин Кишинёва, его именем названа музыкальная школа. В честь Е. Доги названа малая планета (10504) Дога, открытая астрономом Крымской астрофизической обсерватории Л. Журавлёвой 22 октября 1987 года.

Андрей Тюняев, главный редактор газеты «Президент», twitter, vk

подписывайтесь на мой instagram andreytyunyaev

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (1)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
  1. megavarenik
    megavarenik Гости 5 декабря 2016 (20:36)

    Патологическая зацикленность этого композитора на вопросе крови и интернационализме, выдает в нем левополушарный мозг.
    Ну а интеллектом композиторы вообще никогда не отличались.

Редакция в лицах
Партнеры