» » Витебск 2016. Максим Галкин прошёл огонь, воду и поговорил с Путиным

Витебск 2016. Максим Галкин прошёл огонь, воду и поговорил с Путиным

04 август 2016, Четверг
224
0

На следующий день после своего потрясающего концерта на «Славянском базаре» Максим Галкин не побоялся явиться на встречу с журналистами. Организаторы фестивальной пресс-конференции в тайной надежде приготовили к приходу известного артиста и третий стул, но Максим сразу же компетентно разъяснил, что это его «Звёздный час», и он проведёт его самостоятельно.

В непринуждённой беседе с прессой Максим поведал, как проходил огонь, воду, и медные трубы, заверил, что ещё не совсем идиот, дал мастер-класс по воспитанию детей, рассказал, что на завтрак ему приготовила Алла, и авторитетно объяснил, что когда в России цензуру сверху отменили, артисты и телевизионщики сразу же заменили её самоцензурой.

В течении всего «Звёздного часа» популярный юморист так и норовил перенести атмосферу своих концертов и на звёздную пресс-конференцию. И даже опытнейшие эксперты шуток и розыгрышей едва успевали улавливать, когда Максим вновь переходит грань двух миров – своего, и серьёзного.


– Не могу сказать, что я был вашим пламенным поклонником, но вчера на концерте я подумал: «Что-то в этом парне есть». И народ вас любит не только потому, что вы супруг всеми любимой женщины, но и сам по себе незаурядная, талантливая личность. Хотя в одном из интервью вы говорили, что «в принципе это всё ещё баловство, ещё не так серьёзно, и не по-взрослому».

– Это наверно было какое-то старое интервью. Сейчас уже всё по-взрослому.

– Помню робкое начало, когда ещё решался вопрос «быть или не быть»? И вы пытались петь. Извините за слово «пытались», но вчера ваши вокальные данные превзошли все ожидания. Вы берёте уроки?

– Нет, никогда не брал. Мои уроки – это постоянные концерты. Сцена – это моя школа и лаборатория. Учился на собственных ошибках.


– То есть это природное?

– Да.

– Алла Борисовна репетирует с вами песни?

– Нет.

– Откуда это? Сначала было всё негромко, а теперь уже – Шаляпин пошёл, Градский.

– Развиваюсь.

– Вчера на концерте показалось, что когда вы поёте, вы уходите в транс.

– Нет, я в транс не ухожу. Ни когда пою, ни когда разговариваю. Ну, естественно, я получаю удовольствие от выступления. Я же занимаюсь любимым делом. Но транс – это слишком отвлечённое состояние для сцены.


– У вас обычно много гастролей, съёмки на Первом канале. Как вы это сочетаете с ролью молодого отца? И проявляют ли ваши дети какие-то музыкальные способности?

– Сейчас не так активно гастролирую, как годом ранее, именно из-за съёмок своей программы. В ближайшее время у меня стоят в графике гастроли в Израиле, США, и концерт в Юрмале.

Что касается детей, я по этой причине тоже поломал гастрольный график. Стараюсь не выезжать на длительное время из Москвы, планируя по 3-4 выступления. Ранее я уезжал из дома и на 12 концертов. Скучаю по детям и чувствую, что я им нужен. Они поют. На данный момент любимая песня Лизы, которой она недавно поразила Юрмалу, когда мы с ней гуляли - «Дорога». Представьте сцену: идём мы с няней, Лиза едет в коляске и поёт: «Дорога, дорога, ты знаешь так много о жизни моей непростой» Почему она ей нравится, я не знаю. Гарик поёт «Облака – Белокрылые Лошадки» потому, что я их пел.

– А на концерт не планируете их взять?

– Я не настолько высокого мнения о своём концерте, чтобы думать, что он понравится трёхлетнему ребёнку. Истории отцовства бывают разными. Поскольку я отцом стал уже в достаточно взрослом возрасте, то я с первой недели ощутил, что это мои дети, что я стал отцом. Это непередаваемое чувство возникло у меня сразу. А вот друг рассказывал, что уже когда дочка побежала и сказала «папа», он понял, что уже отец.

– Балуете их?

– Да, я не строгий отец.


– На каких детских книгах, песнях, мультфильмах вы выросли? И на каких воспитываются ваши дети?

– Послушайте, им ещё трёх лет нет. На каких авторах они могут воспитываться? Ну, мультики они смотрят. Гарри очень понравился «Ну погоди». Но после его просмотра Гарик стал имитировать курение. И Алла поначалу не могла понять, почему он брал карандаш и изображал курение. Она же при детях не курит ни в коем случае! Потом мы поняли – волк из «Ну погоди» постоянно курит! Это очень неполиткорректный мультик получается...

– Его в своё время даже запретить пытались.

– Вот тогда, когда запрещали, я был против. А сейчас задумался... Но в целом есть кипа мультфильмов, которые они смотрят. Но они делают это редко, мы стараемся не зацикливаться на просмотрах картинки с экрана. В основном мы играем в подвижные игры. Ездят на велосипедах, собираю с ними конструкторы.

Что касается моего детства, то любимой книжкой в возрасте 6-7 лет была история «Гаргантюа и Пантагрюэля» Естественно, адаптированная Детгизом, с замечательными иллюстрациями.


– Что из своего воспитания вы перенесёте в воспитание ваших детей? А что – никогда?

– У меня были замечательные родители, и всё, что я испытывал в детстве, то внимание, ту любовь, я постараюсь передать и своим детям. И Алла в этом мне помогает. Это любовь и чуткость, внимание к ребёнку. Способность вовремя заметить его талант. Ничего не навязывать. И, по возможности, дать ему образование. Наказывать? Нет, я пока что ни разу не наказывал детей, и для меня это очень сложно. Но если дети в том возрасте, в котором они уже будут воспринимать наказание, сделают что-то не то, я постараюсь разницей между добрым и нейтральным отношением показать, что они сделали что-то не то. Но не более того.

– Как вы поддерживаете здоровый образ жизни?

– Фитнеса, к сожалению в последнее время нет, потому что много времени уходит на телевидение, концерты. И на детей, конечно. Я постоянно поднимаю 15-ти килограммовых детей, но это не фитнес. Это способствует сколиозу. А когда двоих берёшь, они начинают на тебе сражаться за твоё внимание.

– Сейчас так просто стать звездой. Раскрутился в Инстаграмме, набрал себе больше миллиона фолловеров, и ты уже молодец. Популярен. Насколько это правильно, когда институт появления и становления звезды девальвируется?

– Проблемы в этом не вижу. Мир постоянно меняется, и если люди становятся, может не звёздами, но популярными и известными, за счёт того, что они показали какую-то часть тела в Инстаграмме, значит, такова ныне объективная реальность. Но я бы сформулировал так: «Как ты стал звездой, такая ты и есть звезда».

– Но это же не труд.

– Выкладывание фоток в Инстаграм? Да это же такой труд! Я смотрю некоторых звёзд, да они же не покидают свой смартфон. Они сначала выберут ракурс, потом сфотографируют себя, потом отфотошопят, подкрасят. Потом размещают, потом лайки считают, потом комменты почистят, чтобы красиво смотрелось. Это же страшный труд! Я же, если получу борщ, я сразу его ем. А они сначала его фотографируют, потом выкладывают, он остывает... Я им даже белой завистью завидую. У меня не хватает на это энергии. Может, я бы сам себя красивого с удовольствием выкладывал, «вот я с Аллой», «вот с детьми», но у меня же нет на это времени! А те, кто набирает там миллионы просмотров, просто трудоголики!

– Ну вам-то нет необходимости что-то выкладывать. Достаточно было Алле сняться в коротком фрагменте в ванной в вашем шоу, фактически в обнажённом виде, и вся страна выложила за вас это видео в сеть. Это для чего было сделано?

– Да нет, не такая уже она была голая. Всё было так прикрыто, так целомудернно. Дело в том, что если Алла даже по плечи оголена, то это сразу возбуждает всю страну на комментарии, на то, на сё. У нас включишь телевизор – там такая порнография!!! И никто не осуждает. А тут красиво, со вкусом.

– Но это же Пугачёва. Это было сделано, чтобы поддержать ваше шоу?

– Послушайте, было бы странно, если бы она меня не поддерживала. Счастье, что у меня есть такая жена. Это же прелесть.

– Вы читаете критику на свою программу?

– Я только это и коллекционирую. Какой смысл собирать хвалебные комментарии? Ничего нового и конструктивного ты о себе в них не узнаёшь. Особенно, если ты о себе хорошего мнения. А я о себе хорошо думаю. Другое дело, когда люди что-то замечают. Пусть может там на 90 процентов и ерунда. Но 10 процентов ты найдёшь, и исправишь.

– Но шоу пошло?

– Да пошло – не то слово. Стал бы ты спрашивать, будь иначе.

– Шутки в вашем шоу «Максим-Максим» некоторые зрители назвали старомодными. Как вы к этому отнеслись?

– Главное – понять, почему человек так сказал. Когда ты долго шутишь, для многих ты, естественно, становишься старомодным. Но кому-то нравится и былая мода. Всем не угодишь.

– Это не повлияет на рейтинги?

– Рейтинг – это такая внутренняя кухня для телевидения... Достаточно условная вещь. Я бы посоветовал о рейтинге и успехе программы рассуждать через год. Я очень внимательно отношусь к комментариям. Судить о цикле программ по первым выпускам неверно.

– Среди шоу на Первом канале самое высокое количество просмотров на Ютубе у Ивана Урганта. Хотели бы вы достичь таких же цифр?

– Ну, во-первых, Ваня выполняет титаническую работу – он делает программу ежедневно. Я бы так не смог. И у него потрясающий, такой немного пофигистский, образ. Он очень органичен в нём. У него вышло уже столько этих Ургантов... Но если вы внимательно посмотрите, то самое большое количество просмотров в том выпуске, в который пришёл я. Я не борюсь фанатично за количество просмотров на Ютубе. Все мои образы, сделанные в шоу «Точь-в-точь», приближаются там к миллиону, либо превысили миллион.

– Как часто вы сами смотрите телевизор?

– Люблю включать. Смотрю поздний прайм. Нравятся «Уральские пельмени», «Вечерний Ургант», удачные сериалы. Я достаточно много смотрю телевизор.

– А как вы относитесь к людям, которые так пафосно заявляют, что принципиально не смотрят телевизор?

– С большим уважением. Это стойкие люди. Я так не могу. А может быть, это слабые люди так реагируют. Давно известно, что его не зря называют зомбоящиком. Он как-то воздействует на телезрителей. Я себя чувствую достаточно сильным человеком, чтобы противодействовать этому. Не вестись на пропаганду.

– Вы были ведущим нескольких конкурсов. А сами вы участвовали в конкурсах? Какие остались о них воспоминания?

– В 1999-м году в конкурсе артистов эстрады. В нём участвовали все, кто к тому моменту всплыл. Честно признаюсь, участвовать в конкурсах я не умею. На том конкурсе, это было 200-летие со дня рождения Александра Пушкина, нам всем сказали сделать номер про великого поэта. Я единственный выполнил задание.

Назывался мой номер «Не дай вам бог сойти с ума». Он был полон цитат Александра Сергеевича. Я старался вычленить какой-то юмор, как-то провести параллели с современностью. Но естественно, я имел не тот успех, который у меня был с моими концертными номерами. Остальные же участники выступали с теми номерами, с которыми имели успех всю жизнь. Но всё же, видимо. за старание мне дали вторую премию. Хотя вот пошёл на конкурс «Точь-в-точь», и победил.

– Хотя вы сказали на концерте, что вас вынудили пойти на него.

– Надо было спасать ситуацию. Сейчас пародируют все, кому не лень. Все перевоплощаются. Возникает ощущение, что все могут. Надо же показать, что ты ещё действующий пародист, и что-то умеешь.

– И вчера на концерте вы сказали: «Нас, пародистов, не так много. Всего полтора человека». Но есть ещё Воробей...

– Послушайте, это был юмористический концерт. Вы сейчас будете всерьёз анализировать, что я там наговорил?

– Со сцены вы несёте много юмора. А в жизни вы шутите?

– И в жизни несу. А что делать... В принципе я ничего не делаю на сцене такого, что несвойственно мне в жизни. Есть юмористы мрачные, они идут от противного, выходят на сцену, и всех поражают весёлостью. Я же и в жизни весёлый. Ну не всегда... Я не совсем идиот, но ничто человеческое мне не чуждо.

– Вам нравится всеобщее внимание?

– Вчера как раз цитировал латынь со сцены: «Sic transit gloria mundi» - «Так проходит слава мирская». Актёрский век, он недолог. Сегодня к тебе очередь, а завтра ты никому не нужен. Я предпочитаю получать удовольствие от того периода, когда ты нужен. Это замечательно, когда тебя узнают, когда к тебе очередь стоит. Главное, чтобы люди не разочаровывались. Чтобы все оставались довольны, а не пожалели, что в очереди стояли.

– Бывали ли у вас форс-мажорные обстоятельства на сцене?

– Я говорил, что прошёл огонь, воду и медные трубы... Ну, медные трубы я до сих пор прохожу, и мне сегодня очень приятно такое внимание прессы. Я помню, ещё когда ездил со студенческим театром МГУ, мы выступали в Туле, там был потоп – с верхних этажей лились потоки воды, всю сцену затопило, но мы доработали. Когда выступал на 4-летие партии «Яблоко» в конце 90-ых, загорелся занавес, и вся сцена полыхала. С трудом удалось потушить. И это произошло на моём номере.

– Меняете ли вы программу в зависимости от города пребывания?

– Кончено. Но есть какой-то костяк, который я везде рассказываю.

– А выбывают персонажи из вашей программы в связи с тем, что они уходят из жизни?

– Даже вчера я вспоминал ушедших. Но только в качестве ретроспективы истории страны. Что касается политиков, то если и показываю, то вспоминая, какие этапы были в истории государства. Но как действующие персонажи моих пародий, они тут же уходят, естественно.

– Вы очень интеллигентный человек. И очень хорошо образованный. Мешает ли это вам, когда вы вынуждены прибегать к шуткам, которые можно окрестить как «ниже пояса». Вам тяжело?

– Нет, мне не тяжело. Если говорить о представлении, которое у меня было в середине 90-ых, о том, что можно говорить со сцены, а что нельзя, то оно, безусловно, изменилось и расширилось. Но и общество изменилось в принципе. Я конечно, больший апологет западного юмора в том плане, что у них отсутствует элемент осуждения. У нас представления о пошлости означают исключительно заявленную в вашем вопросе тему. То есть, если ты шутишь про секс – это уже пошло. Я всё-таки считаю, что пошло – это когда ты шутишь про секс, и не смешно. Вот это – ужасно. И зритель чувствует неловкость. Безусловно, для интеллигентного зрителя некоторые шутки могут быть «смелыми». Но я себя не насилую – значит, я изменился.

– Как вы оцениваете отношения России с Литвой?

– Могу рассказать только о своём опыте. Крайний раз я был в Литве осенью. Выступал в Клайпеде и Вильнюсе Меня замечательно принимала публика. Большую часть зала, процентов восемьдесят, составляли литовцы. Я шутил в том числе и про вашу Далю Грибаускайте. Подтрунивал про её фотографии в эконом-классе. Я не чувствую никакого напряжения. Я чувствую только, что некоторые политические силы как-то стремятся внести напряжение между странами. Но как артист, я его не почувствовал. Я спокойно гуляю по Литве, по Латвии. С тем же успехом в 2004-м году я выступал с концертами в Западной Украине и ни разу не столкнулся ни с какими проявлениями национализма. У меня там концерты были и во Львове, и в Ужгороде, и в Черновцах.

– Сейчас модно экологическое питание. Вы питаетесь тем, что купите в ближайшем магазине, «как Бог пошлёт», или есть какие-то принципы питания?

– Хорошо вы сказали, «Как Бог пошлёт в ближайший магазин», надо записать. Здесь в Беларуси прекрасные продукты. И, кстати, в Латвии, где мы сейчас живём, тоже. Я не соблюдаю никаких правил. Какое экопитание. Ты приезжаешь в Витебск, берёшь этот замечательный хлеб, и на него сметану так намазываешь, сверху солишь, и ешь. А ещё мы с Аллой сейчас ели вкусные помидоры. Нет, не соблюдаем никаких правил или диет.

– Если бы вы поймали золотую рыбку, то какие три желания вы бы ей загадали?

– Мир во всём мире. Что в последнее время очень актуально. Мне всё-таки очень хочется вернуть то время, когда страны бывшего Советского Союза жили в мире и согласии. Очень хочется. Здоровья и счастья детям. И третье – нам с Аллой пожить подольше в счастье и согласии.

– Что человеку с таким статусом дарят на день рождения и другие праздники?

– Ой, это вообще такая проблема. Есть такие подарки, которые тебе подарили, и ты уже видишь, что ты не первый его владелец. И коробочка поюзанная, и переходил из рук в руки. Это значит, что-то очень нужное. И главное перед тем, как подарить его ещё кому-то, надо пометить, кто тебе его подарил. Чтобы не вернуть его тому же человеку. И такие подарки бывают. Но люди, которые хорошо к тебе относятся, дарят то, что тебе нужно. А когда дарят деньги, это вообще счастье. Сколько бы ты не зарабатывал, когда дарят денежку – это самый лучший подарок. Но потом получается всё равно, ты столько же этому человеку и отдаёшь. Но главное, чтобы промежуток между днями рождения был хотя бы месяца три. Чтобы ты успел их потратить, и у тебя не было ощущения, что ты отдаёшь долг.

– Вчера в Витебске выступление было знаковым – 15 лет назад свой первый сольный концерт вы тоже давали в Летнем Амфитеатре.

– Да, действительно. Это был первый в моей жизни большой концерт, и сразу – в таком большом зале.

– Поздравляю вас с 40-летием, с 15-летием и с пятилетием 23 декабря. Вы на всех мероприятиях со своим микрофоном. Приоткройте занавес, где он был приобретён, один ли он у вас, или два, или три?

– Я его часто роняю. И как только он выходит из строя, я покупаю новый. Насколько помню, стоит он около двух тысяч долларов. Заказан он был моим звукорежиссёром в США. Его я вожу с собой, потому что я его знаю, и мне его легче настраивать. Сейчас я работаю с ушным динамиком, чтобы ещё и слышать, что я в этот микрофон говорю.

– Этот динамик вчера многих впечатлил.

– Я не помню, какой он фирмы. В Москве сделали слепок уха, потом выслали его на фирму, и по слепку он индивидуально изготавливался.

– Достаточно много было передач на телевидении, где вы и Алла Борисовна являлись объектом сатиры. Вас это обижало?

– Нет, я достаточно самоироничный человек, и всегда очень смеялся. Помню эпизод из «Мульта личности», где Алла меня по супермаркету катила в тележке. Мы так насмеялись с Аллой! Тем более, что накануне мы ехали по супермаркету, и она меня не катила в тележке, но покупала бесконечное количество нужных в хозяйстве продуктов. И я уже тащился за этой тележкой. Так что эпизод даже имел какую-то связь с реальностью. Так что я всегда смеюсь. И даже если кто-то перегнёт палку, или оскорбит – для общего пародийного дела я всегда буду «за». Двумя руками.

– Алла Борисовна говорила, что вы подарили ей первую фамильную драгоценность. И она была очень растрогана этим подарком. Каким её подарком были растроганы вы?

– Ой, мне Алла сделала столько подарков... Мне дорог любой её знак внимания... Все подарки, которые делала Алла, они не дежурные.

– Насколько часто вы устраиваете романтические ужины? Кто чаще инициатор этого?

– Сегодня у нас был романтический завтрак. Готовила его Алла. Пожарила сосиски, залила яйцом, сделала вкусный салат – помидоры и огурцы со сметаной.

– В Юрмале вы купили квартиру?

– Ни у меня, ни у Аллы, нет недвижимости за пределами России. Мы арендуем дом до конца августа.

– То есть на Рижском взморье вам хорошо.

– А кому там плохо?

– Чего, на ваш взгляд, не хватает развлекательному телевидению?

– До последнего времени не хватало меня. Но я пришёл. И теперь уже всего хватает.

– Вчера бросилась в глаза с одной стороны ваша поликорректность к некоторым людям, которых не принято пародировать, и одновременно смелые ходы и решения. Например, про «херню» Михайлова.

– Разве это смелый ход? Во-первых, я заменил то слово, которое мне сказал Стас. Зачем же палить артиста. Вообще, ничего такого смелого в этом не было.

– У нас есть священные коровы, которых не принято трогать, но вы это делаете. Кто-либо обижается, или нет?

– Ну я же не знаю. Я делаю то, что мне хочется.

– Юмористы и пародисты говорили мне, что сейчас цензура похлеще, чем была во времена СССР.

– Не знаю. А потом, я же не слежу за тем, что вырезают телеканалы из трансляций. Я несу то, что хочу. А что они потом показывают – это уже их личное дело.

– То есть вы абсолютно самостоятельный артист, никто не довлеет, что вам делать?

– Объясняю. В современных российских реалиях никто ни над какими артистами не довлеет. Бывает самоцензура. Артист боится – вдруг званий не дадут. Поэтому я никаких званий не прошу. Соответственно, если что – нечего и лишать). Есть цензура на телевидении. Там другая цензура. Они боятся за своё место. Зачем пропускать лишнюю шутку, когда тебя за неё могут снять. Но я вас уверяю – сейчас нет такого, чтобы Путин или ещё кто-либо сверху говорил, что можно, а что нельзя.

– Ну, может вам передавали примерно такие слова Путина: «Молодец парень, хорошо меня вчера изобразил»?

– Мне это сам Владимир Владимирович говорил. Я как-то перед ним выступал. Это было давно, ещё в первое его пришествие. Я ему его же и показывал. Он очень смеялся, и вспоминал: «Да-да, я помню, как вы меня подкалывали с английской королевой».

Сергей Римша, Полоцк, Беларусь, фото автора

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры