» » Диаспора. Русофобия: Альфред Кох – из правительства в воришки

Диаспора. Русофобия: Альфред Кох – из правительства в воришки

18 март 2015, Среда
362
0

Типичная ситуация для «гениальных» членов диаспоры. Сначала звать никак и есть никто, чуть позже «чудесное» – и позвали, и прямо сразу вице-премьер, а в итоге – уголовное дело, бегство из России, попытка силового свержения действующей власти и звериная русофобия.

Вот очередной такой «выдающийся» член диаспоры – «правозащитник» и звериный русофоб, или, как его представляет радио Свобода, «писатель и бизнесмен, бывший вице-премьер Альфред Кох».

Никаких наших комментариев. Только цитаты из его интервью svoboda.org.

О политической ситуации в России беседуем с бывшим  вице-премьером Правительства России в конце 90-х годов,  ныне писателем и бизнесменом, Альфредом Кохом.

Звезда фейсбука, соавтор книг "Революция Гайдара: История реформ 90-х из первых рук" и "Ящик водки" не может вернуться в Россию из Германии, после того как в отношении него возбуждено уголовное дело якобы за попытку контрабанды картины стоимостью 18 тысяч рублей.

Михаил Соколов: В каком состоянии то дело, которое вас заставило здесь находиться?

Альфред Кох: Следующий вопрос.

Михаил Соколов: Вы считаете себя политическим эмигрантом?

Альфред Кох: Да.

Михаил Соколов: А в чем причины того, что власти оказались вами недовольны, как вы думаете?

Альфред Кох: А как вы думаете?

Михаил Соколов: Я думаю, что этой Фейсбук.

Альфред Кох: И я так думаю.

Михаил Соколов: А Борис (Немцов – авт.) тоже погиб из-за геополитических интересов?

Альфред Кох: Это кремлевский расклад, захотелось острастку дать, показать, кто в доме хозяин.

Михаил Соколов: С религиозным фанатизмом и не получается, потому что следить начали раньше, чем случился «Шарли Эбдо».

Альфред Кох: Там персонажи, которые выбраны, вряд ли хорошо бегло читать умеют, не могли ознакомиться с позицией Бориса, если только кто-нибудь им рассказал.

Михаил Соколов: Кто рассказал?

Альфред Кох: Заказчик, конечно.

Михаил Соколов: Что вам видится более вероятным?

Альфред Кох: Не знаю. Судя по тому, как это происходило, где это происходило и так далее, мне кажется, без наших (чьих именно – Кох не уточнил, - авт.) спецслужб не обошлось. Наши спецслужбы достаточно дисциплинированные, чтобы принимать волюнтаристские решения без руководства. Я не такой крупный специалист по заказным убийствам…

Михаил Соколов: Вы же застали тот момент, когда был взлет карьеры Немцова, когда казалось, что Борис может претендовать на самые высшие посты в государстве. На ваш взгляд, почему это не получилось тогда, что помешало?

Альфред Кох: Гусинский с Березовским решили, что это не их кандидат, начали пиар-кампанию против него, и рейтинг пошел вниз.

Михаил Соколов: Только и всего, два человека?

Альфред Кох: Конечно. Да, Ельцин существенным образом зависел от них, как и все его окружение ближайшее.

Михаил Соколов: Вообще интересная страна Россия, где два человека могут убить рейтинг, репутацию, все, что угодно, или могли, по крайней мере.

Михаил Соколов: Есть талантливые политики. Тот же Путин учится на ошибках, к сожалению.

Альфред Кох: Чьих?

Михаил Соколов: На тех, кто был до него, он этих ошибок не повторяет, поэтому и держится.

Альфред Кох: Строить банальную банановую диктатуру, вот уж тоже ума много надо. Отстреливать политических соперников, затыкая им рот или покупая — вот и вся политика. Где тут ошибиться? Ошибешься один раз, пошлешь кого-нибудь, они застрелят твою "ошибку".

Михаил Соколов: У вас есть объяснение — почему? Что такое с русским народом происходит, что он легко ведется именно на это?

Альфред Кох: Существует ли какая-то альтернативная повестка для России, кроме той, которую сегодня навязал ей Путин?... Семья, американская мечта? Что им предложить в качестве альтернативной повестки? Сейчас им предложили: мы отдельная цивилизация, «Русский мир», "жидобандеровцы", НАТО вокруг нас, мы должны объединиться вокруг ленинского ЦК, мы самые крутые, все нас боятся и начинают опять уважать.

Михаил Соколов: И бьем "фашистов" на Украине?

Альфред Кох: Бьем "фашистов" на Украине, встаем с колен. Вот повестка, которую предложил им Путин. А это «пятая колонна», которая разлагает нас изнутри. Что мы можем предложить в качестве альтернативы, какая идея должна затронуть душу русича? Картошку копать, ремонт в квартире сделать, мусоропровод  починить?

Михаил Соколов: Должна ли быть такая идея? Здесь на Западе есть такая идея?

Альфред Кох: Здесь на Западе нет идеи, но и альтернатива не предлагается. Когда здесь появился Адольф Алоизович, предложил альтернативу, они все впереди него побежали, задрав штаны.

Михаил Соколов: А Путин их вождь?

Альфред Кох: А Путин их вождь. Президент исполняет волю народа. Другой разговор, что он ее в значительной степени формирует, но тем не менее, эта воля достаточно ясно артикулируется, он ее выполняет. Проблема ведь не в Путине.

Михаил Соколов: Совсем не в Путине? Вы же сами сказали, что он ее формулирует, артикулирует.

Альфред Кох: Если бы он сформулировал какую-нибудь идею, которая была бы совершенно противоположная, они бы ее просто не восприняли. Ведь Путин модернизационную повестку формулировал вплоть до 2004 года, она не нашла отклика. Когда он отказался от модернизационной повестки и начал просто тупо тратить нефтедоллары, сразу все его любить начали.

Михаил Соколов: Можно уточнить тогда: чего хочет русский народ?

Альфред Кох: Экспансии и побед, единства и величия государства, даже ценой собственной нищеты. Факт остается фактом, то, что я называл, того народ и хочет, он хочет экспансии, побед, страха вокруг, восхищения собой.

Михаил Соколов: А как же 1991 год, как же Гайдар, реформы, откуда это все взялось?

Альфред Кох: Временное помутнение, слабость, извините. Теперь мы опять собрались силами и опять такие же, как раньше.

Михаил Соколов: Но Немцов считал иначе, например.

Альфред Кох: А Немцов у нас с некоторых пор стал идолом, которому нельзя возражать? Что, он своей смертью доказал правоту? У него был выбор, я его уважал. Я ему помогал, как мог, и деньгами в том числе.

Михаил Соколов: "Армия возрождается в Чечне" — это же тоже говорилось от имени СПС.

Альфред Кох: А что, у вас по поводу этой фразы есть какие-то проблемы? Армия возрождается в Чечне и что?... Вот прицепились к этой фразе Чубайса!

Михаил Соколов: Но это была фраза прямой поддержки Владимира Путина, как и все другие.

Михаил Соколов: Как вы воспринимаете происходящее сейчас в Украине? Война остановилась на какое-то время или это все будет вспыхивать снова и снова?

Альфред Кох: Трудно судить. Я думаю, что если тот "статус кво", который сейчас сложился, останется, то все может остаться в том виде, в котором есть сейчас. Если американцы начнут поставлять оружие украинцам, то я думаю, этот баланс будет разрушен в ту, либо в другую сторону. Либо Путин начнет прямую агрессию, либо украинцы начнут побеждать сепаратистов. Но получив оружие, Украина не останется в том "статус кво", который есть сейчас, который явно ей невыгоден с точки зрения ее представления о выгоде. Я наоборот всегда сторонник был того, чтобы признать всех сепаратистов суверенными государствами, пожать руки и разойтись.

Михаил Соколов: В России?

Альфред Кох: В любом случае.

Альфред Кох: Мне абсолютно наплевать, кому принадлежит Крым — это для меня некая абстракция, сакральное место в хорошем смысле этого слова. Поэтому мне пофиг, хотят крымчане, не хотят.

Михаил Соколов: А жителей Донбасса тоже все устраивает?

Альфред Кох: Я не знаю. Я думаю сейчас не о жителях Донбасса, я сейчас думаю о жителях Киева, Львова, Харькова, Одессы. Им это надо, чтобы эта вся ....братия стала гражданами их государства?

Михаил Соколов: Пока они являются гражданами их государства.

Альфред Кох: Де-факто нет уже почти год.

Михаил Соколов: Существует почти независимая Чеченская республика Рамзана Кадырова — это факт.

Альфред Кох: Которая на самом деле есть некая эманация дудаевской Ичкерии, только более хитро устроенная, которая формально произносит: да, мы в составе России, Россия наше государство, ура. Собственно эти ритуальные фразы требовались и от Дудаева, он просто их произносить не хотел.

Михаил Соколов: На ваш взгляд, это плохо для России и русскому народу?

Альфред Кох: Безусловно.

Михаил Соколов: Аргументы?

Альфред Кох: Люди фактически получили иммунитет от российского уголовного законодательства и творят, что хотят, на территории России, никто им не указ. А если у них какие-то проблемы возникают, то они уезжают все в Чечню, а там пойди их найди, никто их тебе не выдаст. Российские правоохранительные органы не имеют права туда сунуться.

Михаил Соколов: Вы в каком-то смысле считаете версию об участии чеченцев в убийстве Бориса Немцова реалистичной?

Альфред Кох: Я думаю, что если они и участвовали, то как исполнители, не как заказчики. Каких-то собственных причин убивать Немцова у чеченцев не было.

Михаил Соколов: Я пытаюсь просто понять фразу: "творят то, что хотят" и так далее.

Альфред Кох: Это же не секрет, что чеченцы на улицах Москвы убивают своих соперников, внутричеченские разборки перенесли на московские улицы. Убийство Ямадаевых, убийство Байсарова и так далее. Я же не открываю какой-то Америки.

Михаил Соколов: Если вернуться к Украине, вы бы посоветовали что им — отказаться от Крыма, отказаться от той части Донбасса, которая контролируется мятежниками?

Альфред Кох: Признать их суверенитет.

Михаил Соколов: Ваш бизнес не зависит от того, что происходит в России?

Альфред Кох: Никак.

Михаил Соколов: Потому что он не в России.

Альфред Кох: Потому что он не в России, разумеется. И я это сделал еще за долго до Украины и экзерсисов  путинских, отдавая себе отчет, что это рано или поздно должно начаться.

Михаил Соколов: Можно спросить — когда?

Альфред Кох: Начиная с 2005-6 года я постепенно строил здесь бизнес.

Альфред Кох: Вы спрашиваете, почему вы не там же, где Немцов? Немцов уже на Троекуровском кладбище. Вы хотите, чтобы я там был?

Михаил Соколов: Я?

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры