» » Робинзон на скважине

Робинзон на скважине

21 октябрь 2010, Четверг
578
0
На Каспии появятся острова, которые станут колыбелью новой цивилизации

Российский инженер-предприниматель Владимир Болдырев больше известен за границей, чем в нашей стране. Его проект устойчивого развития «Беловодье», создание искусственных островов для экологически безопасной добычи углеводородов на мелководном шельфе и превращение их в высокотехнологичные «оазисы», представлялся в 2002 г. на Всемирном саммите по устойчивому развитию в Йоханнесбурге, где вызвал у крупнейших специалистов бурю восторга.

– Я занимаюсь проблемами экологии и ясно вижу, как катастрофически загрязняется природная среда – с каждым годом все безнадежнее. И это несмотря на сверхмощный иммунитет, которым, несомненно, обладает биосфера. Разумеется, эта проблема все больше волнует наш мир. С высоких трибун извергаются потоки правильных слов, однако на деле никто не торопится с конкретными и адекватными мерами по спасению и охране того, чем все мы дышим и благодаря чему существуем. Мол, есть на земле проблемы и поважнее: голод, войны, борьба за полезные ископаемые… А природа – подождет! Но не окажется ли такое пренебрежение в совсем скором будущем роковым для жизни на нашей планете? Не об этом ли предупреждала всевидящая Ванга упрямое человечество, привыкшее наступать на старые грабли?

Вы встречались с болгарской пророчицей?

– Осенью 1993 года, довольно случайно. Сначала с ней встретился Кирсан Илюмжинов, с которым у нас до его президентства был совместный бизнес. Ванга ему сказала: «У тебя есть друг, которому сорок лет, так ты его привези ко мне». Илюмжинов выполнил эту просьбу.

Бабушка Ванга совершенно четко мне сказала: «Ты сделаешь много для своего народа. Возрождение России начнется с низовьев Волги. Россию ждет великое будущее».

Смутились?

– Не очень. В моей голове с детства водилось много разных идей и планов. Не могу сказать, что все они были пропитаны сиропом «заботы о народе». Однако частенько выходило так, что после их осуществления людям действительно перепадало немало хорошего. Не говоря уже о том, что мой проект устойчивого развития, связанный с экологически безопасным освоением углеводородных месторождений на мелководном Каспийском шельфе, полностью ориентирован на резкий социальный прогресс калмыков. И не только нынешнего, но и последующих поколений. Ведь калмыки не просто мои земляки. Они – то неделимое целое, чьей частицей я сам являюсь. Вот почему пафосные слова Ванги о том, что мне предстоит сделать для своего народа «много», не воспринял как нечто неожиданное. Я в этом и сам никогда не сомневался. Другое дело, сколько это – много? Или же она дала мне понять, что время терпит – мое собственное жизненное время, и пока я не сделаю многого, оно для меня не закончится?

Что касается России, то в ее возрождении и «великом будущем» мало кто сомневается и без предсказаний болгарской ясновидицы. Другое дело, что потребуется время: 50 лет, а может, все сто или больше. Хотя стремительность событий последнего десятилетия, как мне кажется, подтверждает, что Россия не станет затягивать, во всяком случае со своим возрождением.

Так вы решили преобразить Россию?

– Решил. Хотя бы немного.

С чего начали?

– С проекта, которого еще не было. Называется «Беловодье». По преданию, это такая святая страна – обитель красоты и нравственности, где правили мудрые просвещенные деятели: люди жили в полной гармонии с окружающими и природой, были счастливы. Вот бы, подумалось мне, создать нечто подобное!

Вы романтик, идеалист, утопист?

– Я так не считаю, потому что идея моя даже в сегодняшних условиях вполне осуществима. Концепцию экологического промышленного развития окружающей среды я соединил с популярной в мире теорией устойчивого развития. Так родилась комплексная, экологически безопасная саморазвивающаяся система освоения углеводородных сырьевых ресурсов на мелководном континентальном шельфе Каспийского моря. Она запатентована в 40 странах мира, среди которых помимо России – Великобритания, США, Франция, Япония. Специалистам известна еще как «Система Болдырева». В Гарварде говорили, что моя разработка может стать международным стандартом для добывающих предприятий нефтегазовой промышленности. По сути, это был единственный конкретный масштабный проект, который Россия представила на Всемирном саммите в Йоханнесбурге в 2002 году.

Можно в двух словах выразить суть? «Беловодье» – это что?

– Это – новая жизнь. Гармония человека, общества и природы. Системное решение основных вопросов устойчивого развития, обеспечение высокого жизненного уровня населения, целостности и сохранности среды. Проект позволяет полностью изолировать промышленную сферу сооружением над скважиной и нефтедобывающим оборудованием бетонного купола. Изготовить его можно в виде скалы вулканических пород, чтобы гармонично вписать в окружающий ландшафт.

Искусственные острова? Разве на Каспии естественных не хватает?

– Там нет нормальных островов.

А Иван Караул, Малый Жемчужный, Вшивый наконец? Они на картах обозначены.

– Теперь это все затопляемые острова. Отмели необитаемые.

Как же там люди живут, а на Иван Карауле, говорят, даже часовню поставили?

– Я и поставил – православный храм во имя Илии Пророка. Великое дело ведь затеваем, без храма нельзя. Первое, что соорудили, этот храм. Говорят, он стал самым южным в России.

Вы – православный калмык?

– Крещен. Вера, конечно, имеет большое значение. Человек – часть биосферы и может существовать лишь в ее составе. Эти взгляды вполне согласуются с принципами Нового Завета и идеями отцов христианства…

Прекрасно. Так что острова?

– Еще в 90‑х мы начали делать все, чтобы превратить отмели в обитаемые острова. Чтобы люди могли жить и работать там. Намыли землю, выкопали рыборазводные каналы, провели сложные инженерные работы. Согласно проекту «Беловодье» мы хотим огородить часть моря, где займемся разведением рыбы.

Зачем? Вы же нефть собираетесь добывать, а она, как известно, рыбе не товарищ…

– В этом‑то и дело. Одно другому не должно мешать. Наоборот, рыбоводство становится дополнительной экономической защитой природы. Ведь мы намерены выращивать ценные породы. А черная икра между прочим стоит в несколько раз больше нефти. Допустишь утечку углеводородов или иное какое‑то загрязнение, погубишь рыбу – сам себя накажешь. Но наш проект предусматривает применение таких технологий, при которых загрязнение моря нефтью либо чем‑то еще исключено. И это только одна из фишек «Беловодья» – своеобразный индикатор сохранения окружающей среды, в данном случае моря, в первозданной чистоте и неприкосновенности.

– Есть и другие?

– Конечно. По особой технологии создается бетонная скала, полая внутри, имитирующая натуральный горный рельеф снаружи. В полости устанавливается оборудование для добычи нефти, в герметично изолированной промзоне бурится скважина. Все отходы максимально утилизируются. Монтируется оборудование для регенерации воздуха и многое другое – на принципах высоких технологий. Сам же остров превращается в часть рекреационной зоны для тех, кто занят на производстве. Ведь снаружи это будет еще и туристический комплекс с бассейнами, пляжем, уникальной рыбалкой.

И можно будет ловить на удочку осетра?

– Пожалуйста.

Разведение осетровых не станет важнее нефтедобычи?

– Станет. Это естественный процесс. Ведь нефть – ресурс невозобновляемый. Задача как раз в том и состоит, чтобы за период добычи таких ресурсов создать базу для стабильного воспроизводства возобновляемых – в нашем случае ценных пород рыбы. Для нас это не только стратегическая задача, но и смысл сегодняшней деятельности. Кончится нефть, но будет работать рыборазводный комплекс.

На таких островах можно поставить чистые и дешевые производства на закрывающих технологиях, что станет альтернативой дымным фабрикам и заводам. Организовать экологический туризм и многое другое. Ведь углеводородная лафа – мы и глазом моргнуть не успеем – закончится, чем‑то надо будет жить дальше. Важен сам принцип подхода к промышленному производству. Экологически безопасные технологии моей системы, а это огромный набор уникальных открытий и изобретений – может быть применен в самых разных отраслях.

Кто, по‑вашему, будет жить на ваших островах?

– В первую очередь строители, монтажники, нефтяники, врачи, ихтиологи, программисты. Острова должны стать местом не только работы, но и повседневной жизни семей. Если мужчины будут заниматься нефтедобычей, то их женщинам найдется работа в туристическом комплексе, в рыбоводном и перерабатывающем хозяйстве, на предприятиях легкой промышленности. Для детей и молодежи будет внедрена система дистанционного обучения. Жизнь интересная пойдет, не сомневайтесь…

Вы – автор идеи. Но кто‑то же помогает вам в разработке отдельных деталей, узлов «Беловодья»?

– Естественно. Проект очень масштабный, разработать одному в деталях не по силам. Освоение шельфа методом создания искусственных обитаемых островов – оригинальная методика. В ней более 60 инновационных позиций. Мне удалось привлечь десятки изобретателей, о многих из которых иные говорят «не от мира сего». Чиновники в министерствах и ведомствах таких чудаков обычно не жалуют. Чего, к счастью, не скажешь о Российской академии естественных наук, где даже самым, казалось бы, невероятным идеям всегда рады. Вот и я обратился в РАЕН и мне помогли найти тех, кто способен на необычное. Так я познакомился, к примеру, с инженером Юрием Потаповым, создателем уникальнейших энергетических установок, которые способны вырабатывать электроэнергию из всего, что окажется под рукой. Одна из таких вещиц, величиной с мотопомпу, вырабатывает до 22 киловатт в час из потока обычной воды, которой на островах, понятно, в достатке. Вода служит и топливом, и теплоносителем – гениальное изобретение! Чем не шаг к экологически чистой жизни.

Кто бы спорил!

– В соответствующем документе Федерального центра сертификации прямо говорится, что по уровню защиты окружающей среды наши технологии на порядок превосходят любые из применяющихся сегодня на Каспии. А я могу добавить: и в мире. Потому что создана принципиально новая концепция промышленного развития, когда природа не уничтожается, а сохраняется и даже улучшается. У меня для этого есть собственный термин: ЭПРОС – экологическое промышленное развитие окружающей среды.

Проект «Беловодье» – это решение десятков, если не сотен насущных проблем и неурегулированных вопросов сегодняшнего Каспия. Их совокупность не говорит – вопиет! – о том, что эти проблемы системные. А если учесть, что национальные интересы и безопасность России на южном направлении зависят от экономической развитости региона, то никаких иных, кроме государственных подходов к решению этих проблем я не вижу.

Дорогое это удовольствие – ЭПРОС?

– Разумеется. Однако есть теория, уже почти отдельная наука, которая определяет, как сделать такое развитие выгодным. Она описана в книге «Фактор четыре» всемирно известных специалистов в области охраны окружающей среды Эрнста Вайцзеккера, Эймори и Хантер Ловинс. Оказывается, мы можем жить в два раза лучше и при этом вдвое меньше тратить природных ресурсов. Ученые доказывают это! А я берусь подтвердить практически.

Почему именно вы?

– Наверное, потому, что живу в России. Я не ученый и не политик, а простой инженер-предприниматель, практик. Однако смею считать себя последователем Владимира Ивановича Вернадского, мыслителя мирового масштаба. Его учению о ноосфере – торжестве разумного на земле созвучен и принцип «фактора четыре», и вся концепция устойчивого развития, на теоретической основе которых построен мой проект. И я не одинок. В Госдуме действует Комиссия по устойчивому развитию, которую возглавляет известный эколог, академик Михаил Залиханов. Ученые, политики поддерживают внедрение моих разработок на Каспийском шельфе. Пусть на небольшом «полигоне», не в планетарном масштабе, но когда‑то же нужно начинать обкатывать жизненно важные теории! Наглядным экспериментом доказать, что человек, общество и природа способны на гармонию. Мне доводилось бывать и выступать в Гарвардском университете. Так вот, специалисты, которые серьезно познакомились с «Системой Болдырева», назвали этот проект «метабизнесом XXI столетия, чрезвычайно полезным для общества и планеты в целом».

А что у нас?

– Проект получил одобрение Российской академии наук и РАЕН, в пяти министерствах, Госдуме, Совете Федерации, президентской администрации. Специальным распоряжением РАН его внедрению на Каспии придан статус научно-практического эксперимента. Центром работ стал остров Иван Караул, где я в начале «нулевых» стал создавать технополис, надеясь в ближайшие же годы превратить его в центр развития современных технологий, сделать наглядным пособием ноосферной цивилизации. Увы, завершить работы не удалось. Причина банальная: мои идеи не вписались в российский менталитет.

В каком смысле?

– Хотелось все делать по‑честному – без дураков и взяток. Оказалось, что сие в нашей стране практически невозможно. Начались рейдерские атаки, во главе которых стояли корыстолюбцы-чиновники самых разных рангов, ну и, разумеется, откровенные проходимцы со связями. Пока они правят бал, будущее России да и планеты в целом будет оставаться под огромным вопросом.

Вы хотите сказать, что устойчивое развитие наша родина не приемлет по существу?

– Абсолютно! Развивать экономику нужно так, чтобы завтра люди жили хотя бы не хуже, чем мы сегодня.

Это возможно?

– Есть слово, изрядно в нашем обществе подзабытое: «надо»! У меня, кстати, есть и свое понимание устойчивого развития. Взять, к примеру, страну, в которой мы родились и которой привыкли гордиться – СССР. Наша гордость была обоснована прежде всего тем, что эта держава по существу являлась самоорганизующейся системой, способной защищать свои интересы и строить будущее. Может быть, символично, что аббревиатуру СССР можно интерпретировать как Сохранение Способности Сопротивления Разрушению. В этом, на мой взгляд, и выражен главный принцип устойчивого развития. Разумеется, я не ратую за возврат нашего общества в Советский Союз. Просто предлагаю оценить утраченное с современных позиций.

Может быть, со сменой руководства в Калмыкии изменится и отношение к проектам устойчивого развития и вы наконец получите возможность явить миру образец столь желанного будущего?

– Искренне на это надеюсь.

Экспертиза проекта

Валерий ЧЕРЕШНЕВ, академик РАН, председатель Комитета по науке и наукоемким технологиям Госдумы:
Вместе с Болдыревым мы были во Франции, так там искренне удивлялись: неужели в России есть такие проекты?! Когда посмотрели, сразу вызвались поискать среди своих миллионеров желающих вложить деньги в такое дело. Концепцию Болдырева мы обсуждали на Экологическом форуме еще в начале 2000‑х. Проект затратный, но если его реализовать, то это будет сказка на Земле. Точнее на море, на Каспии. Если Болдырева поддержит государство, а часть необходимых затрат инвестируют зарубежные компании, это станет заметным проектом начала XXI века. Важен прецедент: мир должен наглядно увидеть, к чему надо стремиться.

Олег КУЗНЕЦОВ, президент РАЕН:
На внутреннем рынке наукоемких технологий доля собственно российских чуть больше процента. Получается, мы сегодня неконкурентоспособны. Но говорить о том, что у России нет хороших технологий, нельзя. Один из пока еще маленьких локомотивов для будущего устойчивого развития России – «Система Болдырева». Особенно привлекательно то, что в своем проекте автор пытается использовать все современные подходы. Удачен и выбор района эксперимента. Северный Каспий – стратегически важный район. Система зарождается как раз в той республике, которая не отличается высоким развитием экономики, там много людей, уровень жизни которых ниже допустимых пределов, нет сложившейся промышленной инфраструктуры, и это как раз может быть плюсом при реализации проекта: ничто не мешает внедрению инновационных технологий.

Сергей КОНОПЛЕВ, директор программ по международной безопасности Института госуправления имени Дж. Кеннеди при Гарвардском университете:
«Проект Болдырева» – официальное название патента, выданного весной 2003 г. в США, – я бы назвал взглядом на ситуацию в общемировом масштабе. И тот, кто сегодня активно поможет его воплощению в жизнь, окажет неоценимую услугу не только себе, но и своим потомкам. О таких, как Болдырев, на Западе говорят: «Нормальный предприниматель». Это, поверьте, лучшая рекомендация. Человек делает бизнес с учетом всех факторов, включая и то, что надо не только брать, но и отдавать что‑то обществу, людям. Причем отдавать не потому, что сказали: «Заплати‑ка сюда, дружок, а иначе сам знаешь…» Меня поразило, что Болдырев ни разу даже не заикнулся об ожидаемых объемах производства, о своих прибылях. Зато много и с явным удовольствием говорил о социальных программах, о том, каким образом будет осуществляться защита природы. Оказывается, он изначально закладывает идею, что все доходы от его проекта должны справедливо распределяться среди местного населения, а налоги исправно поступать в федеративный бюджет. По сравнению с олигархами, лицами которых пестрят газеты, у Болдырева совершенно иной подход к ведению бизнеса, основанный исключительно на общечеловеческих ценностях. Ясно, что далеко не всем это нравится и поэтому встречает яростное сопротивление – особенно на местном уровне. Осуществление задуманного Болдыревым – дело, быть может, даже не завтрашнего, а послезавтрашнего дня. Возможно, Владимиру Санджиевичу даже не удастся его закончить. Но то, что есть такие люди, которые действуют, несмотря ни на что и стараются заложить основы устойчивого развития на завтра, – уже прекрасно. Это значит – Россия идет по правильному пути.

Наше досье

Владимир Болдырев родился в 1950 г. в Оренбургской области в семье депортантов. Любимая книжка с 9-го класса – о принципах организации самоорганизующихся систем, изучив которую мальчик выстроил собственную космогоническую теорию. Окончил Волгоградский инженерно-строительный институт. Работал лаборантом, слесарем, главным инженером завода, начальником отдела Госагропрома республики. Основатель и организатор коммерческих предприятий. В 1999–2004 гг. – генеральный директор, президент компании «Калмнефть», которая в 2000‑м была удостоена премии «Российский национальный Олимп», а в 2001‑м получила Золотой приз Европы «За качество». Ныне – глава ЗАО «Ланко», созданного для реализации проектов устойчивого развития.

Михаил Сердюков
Обсудить

Похожие материалы:

Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры