» » Как перегнать Америку, не догоняя

Как перегнать Америку, не догоняя

30 сентябрь 2010, Четверг
613
0
Устойчивое развитие – будущее нашей страны

Президент Российской академии естественных наук Олег Леонидович КУЗНЕЦОВ считает, что без новых подходов к развитию человечеству просто не выжить, и знает, как можно скорее реализовывать красивые лозунги.

Экономика знаний

– Помните, в Советском Союзе у многих была навязчивая идея: догнать Америку и перегнать непременно! Насколько актуально это сейчас?

– Не только Россия, но и вся Европа реально ощущают свое отставание от США в области технологического развития. Естественное желание – наверстать упущенное.

– Значит, гонка наперегонки продолжается? Чем же все это может закончиться?

– Ведущие эксперты европейских стран прекрасно понимают, что тягаться с Америкой, имея в виду Соединенные Штаты, конечно, можно, но догонять при этом вовсе не обязательно. Потому что догонять – значит идти проторенными путями, тем самым обрекая себя на постоянное отставание. В Европе сегодня прекрасно осознают, что XXI век – это время так называемой экономики знаний. То, что сейчас становится модным в Европе, в Америке распространено повсеместно.

– Что же мы наблюдаем сегодня в «сухом остатке»?

– Самые продвинутые страны – такие, как Соединенные Штаты, это страны так называемого инновационного развития. Они генерируют новые знания об устройстве материального мира, его особенностях и многом другом. Инновации – это самое дорогое, что есть на планете сегодня.

Однако есть страны иного уровня, где на основе фундаментальных знаний создаются новые технологии: Германия, Япония, например. Они в числе ведущих государств мира, но не инновационного, а технологического развития. Существуют страны, которые отличаются своей сырьевой направленностью, живут и строят свою экономику в основном на торговле сырьем – нефтью, газом, золотом, алмазами, лесом. Понятно, что мы в их числе. И наконец есть государства, в основе экономики которых – сельскохозяйственная деятельность, туризм. Италия вот такая страна. Все это страны весьма уважаемые, но…

– Хотелось бы большего?

– Всем хочется прежде всего обеспеченного будущего. Добиться этого можно при одном условии: если одной из целей экономики знаний станет разработка и реализация стратегии устойчивого развития.

Устойчивое – значит разумное

– Как вообще развитие может быть устойчивым? Если что‑то развивается, так ведь это уже неустойчивость какая‑то. Разве не так?

– На первый взгляд словосочетание «устойчивое развитие» может показаться противоречивым. Но это же перевод на русский язык английского термина sustainable development. Есть иные переводы, например «самоподдерживающееся развитие» или «сбалансированное развитие» – что более точно по сути. Но вот как перевели в конце 80‑х, когда этот термин оказался в центре внимания ученых и политиков всего мира, – «устойчивое развитие», так и прижилось.

– А не проще ли было остановиться на старом проверенном термине – ноосфера?

– В терминологии Вернадского, а еще раньше – Пьера Тейяра де Шардена и Эдуара Леруа могло быть ноосферное развитие. Под этим ученые и прежде всего Владимир Иванович Вернадский понимали постепенный переход биосферы к следующему этапу ее развития – в ноосферу, то есть сферу разума. Великий русский ученый предполагал, что знания в обществе будут накапливаться, человеческий – коллективный – разум будет все больше оказывать влияние на глобальные процессы, которые происходят на земле. И на планете в конце концов возникнет разумное управление.

– До этого, кажется, далеко?

– Очень далеко. Это же мечта фактически. Такой вот философский взгляд на жизнь. За этим пока нет серьезной естественно-научной основы, я так бы сказал. Пока… Зато есть лозунг: ноосферное развитие. Что симпатично само по себе.

– Было бы к чему стремиться?

– А что, цель достойная.

– Устойчивое развитие – тоже лозунг?

– Тоже. Такого развития нигде пока нет. Но если мы не будем к нему стремиться, то, собственно, в один не самый прекрасный момент окончательно пропадем. Потому что иного пути сохранить жизнь будущим поколениям у человечества просто не существует.
– Некоторые отождествляют понятия «ноосферное» и устойчивое развитие».

– Да, и делают это преимущественно российские интеллектуалы. Однако в США, Европе мало людей, которые склонны к тому же.

– Чем объясните это?

– Там меньше знают работы Вернадского. Хотя в свое время Владимир Иванович был достаточно популярен во Франции и тех же Соединенных Штатах… Увы, его труды не очень хорошо известны современникам.

– Но мы‑то, на родине Вернадского, можем отождествлять устойчивое развитие с ноосферным?

– Думаю, да. Если смотреть на корни научно-философского наследия, которое оставил Вернадский, и вообще – великая школа русских космистов: Подолинский, Менделеев, Чижевский, Циолковский, Кондратьев, Чаянов, Докучаев, в какой‑то мере Бердяев… Эти ученые приближали нас к пониманию, что такое ноосферное развитие или, как сегодня принято говорить во всем мире, – устойчивое развитие. Поэтому нам в России это понятие должно быть особенно близко.

– Какой смысл вкладывается сегодня в понятие «устойчивое развитие»? Это прежде всего развитие экономики?

– Экономическое и социальное развитие, которое не приводит к ухудшению среды обитания человека. И тут нечего «заводить рака за камень» – слово «устойчивое» говорит лишь о том, что должен быть обеспечен определенный стабильный экономический рост. Нужно опять же устойчиво улучшать качество жизни людей на планете: сокращать бедность, наркоманию, другие общественные недуги. Но экономический и социальный рост должен быть так устроен, чтобы окружающая нас среда обитания не уничтожалась, а наоборот – со временем только бы улучшалась. И чтобы минимальным образом нарушались природные геоэкосистемы. Это если вкратце, на бытовом, так сказать, уровне.

На воду и воздух нужны инвестиции

– Прекрасные цели, вот только как их достичь? Реально?

– Очень непросто, но главное все же не в этом. Реализация благих намерений – экономический рост и социальный прогресс без нарушения среды обитания – требует прежде всего научного подхода. Ведь предстоит решить не одну научно-технологическую проблему.

– Наверное, существуют какие‑то условия, которые необходимы для того, чтобы можно было бы осуществлять проекты устойчивого развития?

– Такие условия есть. Частично они сформулированы в книге «Устойчивое развитие: научные основы проектирования в системе «природа-общество-человек», которую мы написали вместе с Борисом Евгеньевичем Большаковым – доктором наук, действительным членом РАЕН. В нашем Университете природы, общества и человека «Дубна» создана специальная кафедра. Там как раз и рассматриваются критерии и требования к проектированию систем.

– В чем же их суть?

– Главная проблема – найти определенную гармонию между энергетическими затратами, ведь никакой рост без этого невозможен. И без достаточного вложения инвестиций никакого устойчивого развития не может быть в принципе. Обществу нужно преодолеть бедность, болезни. Люди должны пить чистую воду, дышать свежим воздухом. В современном мире на все это нужны определенные инвестиции.

– Не говоря уже об экологически чистых продуктах! Ведь все чаще звучат грозные сообщения о том, что едва ли не каждый продукт, купленный пусть даже в дорогом магазине, в той или иной степени экологически небезгрешен.

– Думаю, так и есть. Так же, как и наш основной продукт – вода, состояние которой весьма плачевно. Так не только в России. Есть очень мощные аналитические материалы, показывающие уровень бедственного положения огромной части населения земного шара. По данным ООН, более двух миллиардов людей каждый день пьют некачественную воду. Это приводит к эпидемиям и весьма ощутимому сокращению их жизни. Ну и ко многим другим совсем нерадостным социальным последствиям.

– Законный российский вопрос: кто же во всем этом виноват?

– Есть объективные противоречия. Ведь для того чтобы люди на земле стали богаче, могли пользоваться благами цивилизации, нужны огромные энергетические затраты. Это – раз.

– А что два?

– Изменение социальных условий с точки зрения обеспечения прав человека. Каждый человек должен обладать неотъемлемым правом на повышение качества своей жизни.

– Что такое «качество жизни»?

– Понятие, давно определенное экспертами ООН. Существует более 50 показателей, которые конкретно характеризуют качество жизни. Например, такой, как средняя продолжительность активного времени жизни. Это когда человек может что‑то производить руками либо головой. Можно же вести и растительный образ жизни, к которому, понятно, не стоит ст ремиться.

Обязателен показатель уровня образования, качества воспитания. А также возможности доступа человека к чистой воде, чистому воздуху, экологически чистым продуктам, качественным медицинским услугам. Личная безопасность человека, его семьи. Востребованность в обществе. Это очень важный показатель: человек, каким бы он ни был воспитанным и богатым, если оказывается обществу не нужным, то долго, как правило, не живет и порой идет даже на самоубийство. Вот почему каждому из нас так важно постоянно ощущать, что кому‑то в этом мире еще нужны наши руки, мозг, душа…

Президент не виноват

– Жизнь среднестатистического россиянина соответствует ооновским нормативам?

– Во многом нет. Хотя нельзя сказать, что Россия находится в самом бедственном положении. Есть огромное количество людей на земном шаре и много стран, где живут гораздо хуже, чем у нас. В Африке, например, практически весь континент. Да и во многих странах Азии, Латинской Америки, даже бывшего СССР уровень жизни ниже, чем в России. Разумеется, это не предмет для какой‑то гордости. Ведь немало и наших сограждан живут в тяжелых материальных и экологических условиях, буквально на грани нищеты. Люди реально не защищены.

– Дождутся «устойчивого развития» и станет легче?

– У россиян есть дополнительная проблема. Практически каждый слышал в детстве сказку про скатерть-самобранку, сапоги-скороходы и печь, на которой можно долго лежать, пока все радости жизни сами не свалятся с неба. Люди прониклись этим настолько, что, и повзрослев, с волшебными иллюзиями расставаться совсем не желают.

– Выходит, сказки во всем виноваты?

– В определенном смысле – конечно. Чтобы страна начала развиваться в режиме устойчивого развития, каждому ее гражданину нужно приложить определенные усилия. И хорошо бы начинать это делать сызмальства. Важно, чтобы с молоком матери человек усваивал основной принцип наступающей жизни: вступающий в мир сам ответственен за свою судьбу. Это давно уже поняли в Америке, Европе, развитых странах Азии – каждый лично ответственен за свое будущее и никто иной. Поэтому не стоит перебрасывать все свои проблемы на чьи‑то плечи, обвинять государство и – как у нас водится – особенно президента страны в жизненных невзгодах и неудачах. Гораздо продуктивнее самому критично посмотреть на себя и задать очень простой вопрос: что ты сам сделал для того, чтобы и тебе стало жить хорошо, и семье твоей, и, может быть, десятку людей вокруг?

– Вы рисуете портрет гражданина, живущего по принципу устойчивого развития?

– Можно и так сказать. Этот человек должен быть прежде всего ответственным, способным озаботиться любой окружающей проблемой. Хотя бы даже и такой: почему возле каждого дома у нас не растут деревья?

– А должны непременно расти?

– Конечно!

– Возле вашего дома растут?

– За свою жизнь я высадил целый сад самых разных деревьев. Особенно много в Дубне, где руковожу Университетом природы.

– Так вам сам Господь Бог велел!

– Не только мне – каждому человеку.

Думать никогда не рано

– Почему именно в Дубне открылся такой университет, насколько мне известно, единственный в своем роде?

– Потому что Дубна, как теперь говорят – продвинутый город. Наукоград! Спасибо Владимиру Путину: это он в свое время издал указ и повысил наш статус, что дает жителям города определенные преимущества. В Дубне живут много ученых, творческой интеллигенции. Это город международной науки. Один Объединенный институт ядерных исследований чего стоит! При нем существует и наш Международный университет природы, общества и человека «Дубна».
– Чем занимаетесь, если не секрет?

– Очень многим. Например, ученые нашего университета участвуют в разработке пилотного проекта инновационного развития России на примере Московской области. Это поручение президента страны. На примере Московской области мы хотим показать, как может крупный регион постепенно перейти на ту самую экономику знаний и стратегию устойчивого развития, о которых наконец‑то начинают потихоньку говорить и в нашей стране.

– Это что, первый проект устойчивого развития в России?

– Если у нас все получится, то Московская область станет первым масштабным проектом устойчивого развития в Российской Федерации.

– Интересно, как российские власти относятся к проектам устойчивого развития?

– Не нужно в каждом регионе создавать университет по образцу Дубны. Достаточно руководителям проявлять интерес к знаниям, новым тенденциям развития, которые сегодня так популярны в мире. Но, к моему глубокому сожалению, новые идеи в нашей стране с трудом пробивают себе дорогу.
– Не время думать об устойчивости развития?

– Думать об этом никогда не рано. Опасаться надо того, чтобы не было слишком поздно. Большая проблема в России заключается в том, что наука, ее последние достижения слабо востребованы как на уровне правительства государства, так и на уровнях регионов. В стране до сих пор не создана инфраструктура для инновационного развития – чтобы новые идеи, новые знания могли моментально находить применение в сегодняшней жизни. А ведь все это дорогостоящие продукты на рынке научных идей, патентов других продуктов интеллектуального труда. И не только на внутреннем, но и международном. Пока мы только пытаемся подойти к формированию такого рынка. Одно дело фундаментальные знания, а другое – новые технологические, которые должны быть засвидетельствованы свежим патентом. В нашем обществе должно созреть понимание ключевой роли экономики знаний, и в системе образования, начиная со школьного. Нужна постоянная переподготовка научных кадров страны, менеджеров в области наукоемких технологий. Государство должно способствовать созданию такой промышленной инфраструктуры, таких точек промышленного роста, таких крупнейших компаний, которые стали бы потребителями новых знаний. Они должны, как насосы, втягивать в себя эти знания. Только так сможет возникнуть рынок научных идей. А вот если он в ближайшее же время так и не появится, то у нас не будет никакого реального прогресса. Должны быть выпестованы компании, которые будут создавать проекты и продавать патенты на новые и новейшие технологии. Тогда возникнут настоящие капиталы, появятся реальные деньги, которые будут реинвестироваться и в фундаментальные, и в прикладные исследования. Пока это у нас находится в эмбриональной стадии развития.

– Разве в России нет крупных компаний, которые бы охотились за новейшими технологиями?

– Чтобы реально, не на словах – нет, такие мне неизвестны.

Экологический комфорт
– Устойчивое развитие входит в понятие «будущее страны»?

– Безусловно. Многим кажется, что проблемы экологии и тесно связанное с ними устойчивое развитие сегодня дело не самое важное, во всяком случае очень далекое от реальной жизни. Понять таких людей можно, ведь для многих наших сограждан главная проблема заключается в том, чтобы как‑то выжить в эпоху перемен – какая при этом возможна забота о будущих поколениях? И так не только в нашей стране – во всем мире. Но есть такое понятие «экология человека». Этот подраздел науки занимается тем, как сделать жизнь человека более комфортной. Ведь можно жить небогато и чувствовать себя при этом комфортно. Не все определяется толщиной кошелька и количеством личных автомобилей. Не должно счастье человека, его экологический комфорт зависеть от количества материальных ресурсов. Человек может иметь миллионы долларов и быть глубоко несчастным. Потому что не в этом счастье…

– В чем же, если не секрет?

– Счастье человека в его внутренней свободе, в том числе и от миллионов. И зависит только от того, насколько он сам себе сумеет создать экологический комфорт. Есть много людей, основное чувство которых – зависть. К тем, кто успел что‑то сделать, исхитриться и нажить свои миллионы. А вот другой не сумел так… Есть люди, которые всю свою жизнь от этого мучаются, а есть – которые нет. Они не завидуют согражданам на «мерседесах», живущим за высокими заборами загородных вилл. Эти люди скорее позавидуют иным: тому, кто сочинит талантливое музыкальное произведение, напишет картину-шедевр. Это так называемая белая зависть, желание быть похожим на людей, у которых необычайно развита творческая натура. А кто‑то вообще выходит гулять в лес, собирает грибы и счастлив только от этого неимоверно. Такие люди самодостаточны. Они, может быть, не имеют много денег, зато богаты своим внутренним содержанием. Много читают, многое знают. Общаются с себе подобными и считают именно этих людей элитой страны. Вот это и составляет их счастье. Мне кажется, что молодым людям, выбирающим сегодня себе героя – образец для подражания, совсем не нужно ориентироваться на человека, который за неделю сделал себе миллион. Потому что такому человеку завтра захочется сделать миллиард. Но все же прекрасно понимают, что в условиях цивилизованного рынка сие сделать честным путем невозможно. Придется искать другой путь, скорее всего незаконный, преступный. А тюрьма – это большое несчастье.

– Что бы вы могли сказать людям, далеким сегодня от экологических проблем и не желающим вникать в смысл устойчивого развития?

– Постарайтесь понять людей, которые, несмотря на далеко непростую и для них самих обстановку, все‑таки стремятся создавать локальные системы устойчивого развития. Они на стороне большинства соотечественников. Потому что создают системы, которые ограничивают возможности безудержного потребления ресурсов, неразумного роста энергопотребления, наконец, заботятся о сохранении хотя бы того, что осталось от нашей природы. Они друзья, а не враги. А точнее – спасители наших детей, внуков и тех, кто будет за ними…

Вдумайтесь только: ведь за последние сто лет в производство было вовлечено столько ресурсов, сколько за все предыдущие века существования на земле человека. Поэтому сегодня все регионы мира сталкиваются с риском необратимого разрушения окружающей среды, который грозит уничтожением основ цивилизации и исчезновением живой природы Земли. Без новых подходов к развитию человечеству просто не выжить.

Это несложно понять, стоит только задуматься.

Наше досье

Олег Леонидович Кузнецов – доктор технических наук, профессор МГУ им. М.  В.  Ломоносова. Президент Российской академии естественных наук (РАЕН). Член научно-экспертного совета при председателе Совета Федерации РФ, член экспертных советов при правительстве РФ и Счетной палате РФ. Более четверти века возглавлял Государственный центр РФ ВНИИ геосистем (ранее – Всесоюзный НИИ ядерной геофизики и геохимии), был генеральным конструктором Глобальной геоинформационной системы «космос–воздух–земля–скважина», генеральным директором МНТК «Геос». Ныне – президент Международного университета природы, общества и человека «Дубна». Лауреат Государственной премии СССР, заслуженный деятель науки и техники России. Автор 250 научных работ, ряда монографий по проблемам устойчивого развития.

Беседовал Михаил СЕРДЮКОВ
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры