» » Города-банкроты

Города-банкроты

23 сентябрь 2010, Четверг
585
0
25 миллионов соотечественников вынуждены сидеть на чемоданах

Доплата за однобокость

Если не помочь моногородам пережить кризис, они станут территорией социальной катастрофы, прогнозируют эксперты. Главная проблема: финансирование инфраструктуры в ситуации, когда градообразующим предприятиям самим нужна помощь. Особенно острые дебаты на эту тему идут на Урале и юге Сибири – опоре российской промышленности.

В 460 российских моногородах проживают 25 млн человек – четверть городского населения страны. Там производится от 30 до 40 % ВВП. Хотя содержание социальной среды закреплено за муниципальными бюджетами, фактически все расходы «виснут» на градообразующих предприятиях. Это не только коммунальная инфраструктура, но и доплаты к пенсиям, подпитка учреждений образования, медицины, культуры. Градообразующие предприятия расходуют на социальные нужды до 15 % от прибыли.

По мнению аналитиков, избежать катастрофы поможет перераспределение расходов между бизнесом, муниципалитетами, региональными и федеральным бюджетами. Основную часть трат на поддержание среды обитания теперь придется взять на себя местным бюджетам – при условии роста дотаций из региональной казны. А там в свою очередь потребуется федеральная прибавка. На поддержание инфраструктуры местному бюджету нужно 2–5 млрд руб. в год, подсчитали эксперты. Субъект Федерации, аккумулирующий 50–100 млрд руб., уже может позволить себе такие дотации. Но пока что регионы испытывают трудности с финансированием, а федеральные власти склонны переложить ответственность за благополучие жителей моногородов на плечи бизнеса, получающего поддержку государства. Ведь во многих случаях градообразующие предприятия принадлежат крупнейшим компаниям страны.
К примеру, в 13 моногородах расположены предприятия «Русала», в 12 – Уральской горно-металлургической компании. «Лукойл» «контролирует» девять городов, «Евраз Групп» и «Татнефть» – по восемь. А как выживать другим? Все‑таки без государственного участия не обойтись.

На вольные хлеба

Минфин отказался от поддержки моногородов в 2011–2013 годах. Причина экстравагантна: средства, выделенные в 2010‑м, оказались не востребованы! Кудрин подчеркнул, что моногорода очень медленно готовят проекты для финансирования, причем далеко не все впоследствии одобряются. А Минфин не планирует переносить на следующий год невостребованные средства, которые были выделены на поддержку моногородов нынче.

По оценке Минрегиона, решение проблем моногородов стоит не менее триллиона рублей, но, как еще в мае объявил премьер-министр Владимир Путин, власти выделяют 27 млрд рублей. «Как показала практика, эффект использования этих средств практически нулевой», – констатировал позднее заместитель министра финансов Антон Силуанов, уточнив, что моногорода получили 10 млрд руб. дотации и еще столько же на предоставление кредитов. Выходит, что у бизнеса – свои интересы, а местные чиновники не обладают достаточной квалификацией для прогнозирования развития инфраструктуры?

Не все так однозначно. «Федеральные власти обещают деньги, если мы представим проектно-сметную документацию, а компании не хотят ее готовить, если не будет подтверждения финансирования из центра. В бюджете города объемом 88 млн руб. нет 40 млн на разработку проекта», – сокрушаются главы администраций. Проблему моногородов не решить, построив рядом с умирающим градообразующим предприятием несколько других на госсредства, считают эксперты, нужна долгосрочная стратегия повышения качества муниципальных управленцев, подготовка мегаполисов к приему 20–25 млн переселенцев.

Остаться в живых

Сегодня лишь 27 моногородов пользуются приоритетным вниманием центра. По заключению экспертов, если не принять адекватных мер, то в Альметьевске, Байкальске, Кандалакше, Костомукше, Магнитогорске, Норильске, Уфалее при остановке производств и массовых увольнениях возможен социальный взрыв.

Правда, как отмечает тот же Силуанов, в случае возникновения чрезвычайных ситуаций в моногородах средства на поддержку населения могут выделяться из специального фонда, который запланирован на 2011 г. в объеме 30 млрд рублей. А если программа по поддержке моногородов из федерального бюджета будет закрыта, инвестициями поможет государственный Внешэкономбанк.

Проблемы моногородов «заискрили» летом прошлого года после событий в Пикалеве Ленинградской области, где для стабилизации ситуации потребовалось личное вмешательство премьер-министра. В августе 2009‑го после волнений в Байкальске межведомственной комиссии под руководством замминистра регионального развития Юрия Осинцева поручили выработать общий алгоритм государственной поддержки. Предложения разделили на три группы: модернизация предприятий, диверсификация экономик, переселение.

Последняя мера рассматривается как крайняя. Однако в Тольятти в качестве одного из планов реструктуризации АвтоВАЗа предусматривается переселение части сокращенных сотрудников предприятия в Калужскую область для трудоустройства в здешнее предприятие Volkswagen, а также в Тихвин, где летом 2011‑го планируется запуск вагоностроительного завода. Одно из самых проблемных поселений, перспектива закрытия которого реальна, – Ревда в Мурманской области.

В Минрегионе считают, что не штормит лишь города при атомных и гидроэлектростанциях, нефтяные и газовые поселения, закрытые административно-территориальные образования и наукограды. Есть шансы остаться в живых у городов-спутников, населенных пунктов на притрассовых территориях, а также у тех, кто сумеет перепрофилироваться под сельское хозяйство.

Правительственный план поддержки моногородов работает выборочно, точнее – там, где побывал Владимир Путин: Тольятти, Нижний Тагил, Пикалево, Сокол. По данным исследования кадрового агентства АНКОР, 33 % моногородов – депрессивные. Электрические сети в них изношены на 69 %, потери при транспортировке превышают 20 процентов. А может, для решения проблемы стоит реализовать вариант инноцентра «Сколково» с его налоговыми льготами – будет сачок для сбора технологий и инвестиций? Правда, по данным АНКОР, 77 % опрошенных уверены, что система образования либо не в полной мере отвечает запросам рынка труда, либо вовсе не выпускает нужных предприятиям специалистов. Подавляющее большинство экспертов сходятся во мнении, что острее всего стоит вопрос в больницах и поликлиниках. Там повсеместно не хватает персонала: квалифицированных врачей, дипломированных медработников. Еще одна ярко выраженная проблема моногородов заключается в отсутствии профильных учреждений высшего профессионального образования, на рынке труда нет соответствующих требованиям специалистов. Выходом в данной ситуации могут стать программы градообразующих предприятий по созданию кадрового резерва: подбор заинтересованных абитуриентов, оплата обучения, стипендиальные выплаты студентам, которые в соответствии с предварительной договоренностью после защиты диплома будут возвращаться на предприятие.

Проблема моногородов – не чисто российская. В развитых странах в период индустриализации крупный завод или группа однотипных производств тоже обрастали жильем и социальной инфраструктурой. Классический пример – автомобильный Детройт. Были города с доминированием металлургии. Специфика России – в масштабах создания городов «в чистом поле».

Американцы при сокращении производства продают жилье, садятся в автомобили и переезжают семьей туда, где есть работа. Для европейцев это менее характерно, так как они более привязаны к месту жительства, и в Старом Свете доминируют стратегии оздоровления территорий. Насколько предсказуемой была эта ситуация у нас? На 100 %, убеждена директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. У нас до сих пор на металлургических комбинатах на одну тонну выплавляемой стали в 10 раз больше занятых, чем, например, в США. Поэтому грамотная санация, поддержка создания альтернативных рабочих мест, переподготовка на другие специальности, возможности миграции, учебы – здесь обязательна помощь государства. «Для рядового россиянина самая большая проблема – низкие доходы и очень высокая стоимость переезда», – подчеркивает эксперт.

В стране неразвиты сервисы в ЖКХ, уходе за пожилыми людьми, социализации детей и т.  д. – так почему бы не переориентировать население на эти секторы? Тогда и жизнеспособность города резко возрастает, если он сформируется как местный центр обслуживания окружающей территории. Ведь что такое город в России? У нас их 1067 на всю страну. Это фатально мало. И каждый город является центром для окружающей его территории, в нем больница, какое‑то учебное заведение, ПТУ или колледж, кадры, которые предоставляют услуги. Моногорода надо переформатировать. Не надо планировать великих строек на востоке, лучше заниматься теми проблемами, которые не может решить рынок, или теми, где он – худший инструмент решения.

Пятого не дано

Евгений Гонтмахер, доктор экономических наук, руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН, член правления Института современного развития: 
Прежде всего по всем моногородам с обрабатывающей промышленностью надо сделать глубокий финансово-экономический анализ. В этом обязательно должен участвовать бизнес вместе с местными, а при необходимости и федеральными властями, профсоюзами или другими представителями трудового коллектива, вплоть до общественных организаций. Нужно определить перспективы. И тут может быть несколько вариантов. Первый – найти инвестора, который вложится, и моногород может стать жизнеспособным. Продавать за 1 рубль, при условии, что покупатель берет на себя все долги и предоставляет программу развития. Второй вариант – вместо одного градообразующего создать россыпь предприятий малого бизнеса. Здесь все зависит от того, может ли рабочая сила, которая есть в наличии, быть «переформатирована». Третий вариант – вахтовый метод. Он менее социально приемлем. И последний, четвертый вариант – закрытие моногорода.

Наше досье

Монопрофильные поселения возникли в эпоху Петра I. Современные российские моногорода сформировались в советское время. Из-за резкой деформации традиционных моделей существования предприятий, разрыва большинства горизонтальных и вертикальных связей народнохозяйственного комплекса СССР многие моногорода оказались депрессивными зонами.

Существуют перспективные инвестиционные проекты развития моногородов: строительство завода по производству бутилированной воды из озера Байкал в Байкальске (Иркутская область), реконструкция канализационного коллектора в Набережных Челнах (Татарстан), создание оранжерейного комплекса по выращиванию роз в Сарапуле (Удмуртия), запуск мусоросжигательной ТЭЦ и завода по ремонту железнодорожных вагонов в Прокопьевске (Кемеровская область), открытие двух всесезонных туристических центров в Кировске (Мурманская область).

Иван БАТИН
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры