» » » Бессменная вахта «Непокорённого»

Бессменная вахта «Непокорённого»

17 май 2011, Вторник
308
0

В прошлом году ветеран Великой Отечественной войны и потомственный москвич Юрий Александрович Фомичёв стал узнаваем буквально каждым. Столица была обклеена афишами о выставке картин народного художника Российской Федерации Василия Нестеренко в Манеже. А на афишах он, Юрий Александрович Фомичёв, пожилой моряк в полный рост  и в черном бушлате. Его собственная фамилия растворилась в имени художника, выбравшего колоритную натуру для своей картины «Непокорённый». Но и сам художник сросся с образом моряка-дальневосточника, ведь на афишах стояла фамилия Нестеренко.

Дружба, художника Нестеренко с ветераном войны Фомичевым, началась в 2005. Тогда Василий Игоревич впервые увидал Фомичёва по телевизору в репортаже о праздновании 9 мая в Москве.

Началась работа над картиной, началась настоящая мужская дружба, которая многое дает обоим. Знакомство с творчеством молодого талантливого живописца, в каждой картине которого неподдельная любовь к родной земле, преклонение перед ее великой историей, по собственному признанию Юрия Александровича Фомичева, позволяет ему с оптимизмом глядеть в будущее. Дань памяти подвигу защитников земли русской в полотнах Нестеренко для ветерана Фомичева, как обелиски на братских могилах павших.

Именно Василий Нестеренко подарил ветерану Фомичёву незабываемую встречу – привез в прошлом году в Лотошинский район Подмосковья. Здесь в первую военную зиму моряки Тихоокеанского флота защищали Москву от рвавшихся к столице отборных немецких частей. Среди них был и юный моряк Юрий Фомичев. Так, спустя почти семьдесят лет, ветеран снова оказался на месте, связанном с его опаленной войной юностью.

Об этих боях он написал в своих стихах, вошедших в поэтический сборник «Память не стынет»:

«…Вновь вижу вас в тревожных снах...

Зима... Шинели сняты.

Идем, и ленточки в зубах,

Распахнуты бушлаты.

Атаки шквал... и враг бежит,

Крича «Schwarz Tod, Schwarz Tod!»

Мороз... но кровь у нас кипит,

Я помню сорок первый год.

Бои... бои... и в день, и в ночь...

Гранат, патронов мало...

Но гнали, гнали немцев прочь,

В нас молодость играла.

Гвардейцы – детище Петра,

Мы – Ушакова внуки,

Наш клич «ПОЛУНДРА» и «УРА!»

Ласкает сердца звуки.

Бои... начало января,

С Москвы осада снята...»

Лотошинцы свято хранят память об участниках боев за освобождение своего края. Юрий Александрович Фомичев побывал на поле у деревни Борки. Здесь проходили особенно ожесточенные бои. Сегодня на этом месте заложен первый памятный камень в основу будущего мемориала славы защитникам.

Сняв бескозырку, Юрий Александрович Фомичёв преклонил колено у памятника на братской могиле морякам-дальневосточникам в деревне Званово.

Бескозырка, тельняшка и матросская рубашка бережно хранимые ветераном с военных времен,  по сей день впору. И в 85 Юрий Александрович по-юношески строен. Кстати, благодаря своему высокому росту, летом 41-го удалось умолить военного комиссара взять в армию. Вопреки ожиданиям военный эшелон увез его не на фронт, а на другой конец страны - во Владивосток. Распределение - остров Русский, радиошкола. Скоро сбылась детская мечта о флоте - он стал моряком на сторожевом корабле «Метель». С него в составе отряда моряков ушел на фронт. Снова долгий стук колес и путь обратно, на запад. Боевое крещение принял в схватке с врагом на подступах к Ленинграду. Здесь начался скорбный отсчет павших товарищей. За несколько дней боев большой отряд из трехсот моряков сократился до взвода.

Осенью 1941 в Кронштадте была сформирована 4-я бригада морской пехоты. Навечно осталось в памяти участников и в военной истории бригады форсирование Невы в ночь с 15 по 16 марта, предпринятое для воссоединения с Волховским фронтом, чтобы не дать замкнуть кольцо вокруг северной столицы. Плацдарм по левому берегу стал местом его первого тяжелого ранения. Силы стоявших насмерть моряков под круглосуточным артиллеристским вражеским обстрелом таяли на глазах, но плацдарм был удержан. Воронки от падающих снарядов становились братскими могилами. На пятый день изнурительных боев Фомичев получил ранение в подключную артерию, оказался в родной Москве, в госпитале. Так Юрий Александрович обманул смерть в первый раз.

Едва восстановившись после ранения, в составе 116-й отдельной мотострелковой бригады Тихоокеанского флота 1-го формирования он принял участие в контрнаступлении под Москвой. Бригада входила в состав первой и третьей ударных армий. Подобная подмосковной, мерзлая, припорошенная снегом земля стала пейзажем в картине Василия Нестеренко «Несокрушимый». Вросший матросскими ботинками в эту промороженную землю, стоит моряк. Черный бушлат, суровый взгляд из под плотно надвинутой на лоб бескозырки, сжатые до белизны на косточках пальцев кулаки. На нас смотрит лицо сегодняшнего убеленного сединами ветерана. Он как бы живой посланец тех, чьи черные бушлаты остались лежать траурными пятнами на белом снегу, говорит: «Помните, не забывайте!».

Возвращаясь к военной истории Юрия Александровича Фомичева, отмечаешь интересный факт - всю войну моряк прошагал по земле. Бои под Сталинградом, участие в зимней операции под Орлом, Смоленщина, Белоруссия. Фомичев первым среди морских пехотинцев вошел Минск.

- Всегда, когда трудно в России, моряки оставляли свои корабли и шли в бой. Если моряки что-то взяли, то не отдают. Хоть мертвые, но воюют – говорит Ю.А.Фомичев.

Пройдя с боями Польшу, вступил в Восточную Пруссию. Здесь был ранен, уже в пятый раз. Для него поход на запад закончился под нынешним Балтийском, тогда носившим имя Пилау.

После госпиталя его ждала морская пехота на Тихом океане. Ранение в бою за Сайсин едва не стоило ему жизни. В результате тяжелейшей контузии Юрий Фомичев год не мог передвигаться на ногах, полгода не владел речью. Но пройдя жернова войны, и, вопреки всему, оставшись в живых, гвардии главный старшина, кавалер ордена Красной Звезды и Красного Знамени, ордена Отечественной войны 1 степени Фомичев, верный традиции моряков, не собирался отдавать смерти свой плацдарм жизни. Он был молод и страстно хотел жить. На момент окончания войны ему едва перевалило за двадцать!

В этом своем личном сражении он опять вышел победителем. Летом 1950 года, когда приехал в Москву при росте 189 см весил 45 килограммов. «Строение скелета можно было изучать,- шутит Юрий Александрович.

Пробыв год инвалидом первой группы, перевелся на вторую, рабочую, группу. Надо было осваивать мирные специальности, учиться жить вне войны. Эту новую для себя науку осваивал с не меньшим упорством. Начал с регулировщика специальной аппаратуры в одном из опытных конструкторских бюро, дорос до ведущего инженера, работал на Байконуре, полигонах Капустин Яр, Балхаш.

Одно из основных занятий ветерана после выхода на пенсию - встречи с молодежью, с однополчанами, посещение флотских подразделений. В качестве почетного ветерана морской пехоты Тихоокеанского флота он принимает участие в памятных мероприятиях. Давняя дружба связывает его с учащимися московской школы №637, которая носит имя героя Советского Союза, Адмирала флота Николая Герасимовича Кузнецова. В созданном при школе музее военному прошлому флота, он частый участник проводимых там встреч с ветеранами.

Совсем мало осталось их, реальных фронтовиков. На празднование 9 мая приходят их дети и внуки. Увидев высокую фигуру старого матроса с неизменной бескозыркой на голове, бросаются навстречу, обнимают, как- будто в его лице хотят еще раз прикоснуться к навеки ушедшему отцу или деду. Так что вахта «Несокрушимого» продолжается!

И напоследок добрая новость из Лотошино от главы района Анатолия Лютенко. Есть решение присвоить звание почетного жителя Лотошинского района Юрию Александровичу Фомичеву. Так что историческая традиция от деда, почетного потомственного москвича, к внуку, не прервалась. Она продолжится на подмосковной земле, обагренной кровью ее героических защитников, среди которых был и гвардии главный старшина Юрий Александрович Фомичев!

Марина Балкарей

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры