» » Наиль Маганов: Пусть мы всё же останемся скромными

Наиль Маганов: Пусть мы всё же останемся скромными

21 май 2016, Суббота
17
1

В апреле сего года Агентство политических и экономических коммуникаций опубликовало рейтинг влияния крупных предпринимателей и топ-менеджеров топливно-энергетического комплекса. Генеральный директор ПАО «Татнефть» Наиль Маганов занял в рейтинге четвёртое место. Перед ним – председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, президент «Лукойла» Вагит Алекперов и президент «Роснефти» Игорь Сечин.

Наиль Ульфатович Маганов – Заслуженный нефтяник Республики Татарстан, Почётный нефтяник минтопэнерго Российской Федерации, Отличник нефтяной промышленности СССР, кавалер ордена «За заслуги перед Республикой Татарстан», автор научных трудов по вопросам реализации и переработки нефтепродуктов.

– Наиль Ульфатович, каковы ваши оценки советского государственного строя в сравнении с современным? Считаете ли вы, что прежний подход к формированию менеджеров высшего звена отличался высокой фундаментальностью?

– Я родился в городе Альметьевск Татарской АССР. «Татнефть» – моё родное предприятие, которому я верен с самого начала своей трудовой деятельности. Ещё в 1976 году пошёл работать оператором по исследованию скважин ЦНИПР НГДУ «Елховнефть» ПО «Татнефть», а затем, начиная с 1981 года, последовательно стал технологом, мастером по добыче нефти и газа, старшим инженером – заместителем начальника цеха, начальником цеха ЦДНГ № 5 НГДУ «Елховнефть» ПО «Татнефть». Я получил советское фундаментальное образование в Московском институте нефтехимической и газовой промышленности имени Губкина, который окончил в 1983 году по специальности «технология и комплексная автоматизация разработок месторождений нефти и газа». Потом последовала работа на разных руководящих должностях, и с ноября 2013 года я стал генеральным директором ОАО «Татнефть». Поэтому знаю свою работу, что называется, с самых низов до самых верхов, а это и есть фундаментальность.

– На ваш взгляд, существует ли такой советский опыт, который сегодня следовало бы активней использовать и развивать, в том числе, и в работе топливно-энергетического комплекса? И наоборот, существуют ли такие нововведения, которые позволяют более эффективно решать вопросы, возникающие в ТЭК?

– Пожалуй, именно подход к формированию руководящих кадров можно было бы унаследовать от советской эпохи. Династия Магановых хорошо известна в среде нефтяников. Наш отец и глава династии Ульфат Маганов стоял у истоков промысловой геофизики Татарстана, а мы с братом (Равиль – ред.) пошли по стопам отца. Сегодня, конечно же, экономическая ситуация совершенно иная. Но в прежние времена авантюризм и ненадёжность отфильтровывались последовательными ступенями служебной лестницы. Руководителем становился человек, который прошёл все сита – кадровые, политические, организационные, партнёрские и человеческие. Есть и технические вопросы, которые сегодня можно было бы с успехом применять. Однако в то время, когда весь мир стоит на позиции капитализма, выигрывает тот, кто умеет лучше использовать самые совершенные достижения таких позиций. Надо отвечать духу времени и надо уметь вписаться в рынок и стать на нём равноправным партнёром.

– Политика образования цены на нефть является, прежде всего, политикой. На днях министр энергетики и промышленности Катара Мухаммад аль-Сада заявил, что только фундаментальные факторы, а не договоренности, должны быть ориентиром цен на нефть. Какие, на ваш взгляд, факторы являются фундаментальными при образовании цены на нефть? Можно ли поспорить с министром Катара, учитывая то, что сначала идут именно межгосударственные политические договорённости, а уже за ними военные, общественность и бизнес начинают «заливать» тот самый «фундамент» цен?

– У разных трейдеров вопрос цены решается разными способами. Естественно, существуют политические аспекты, которые влияют на образование цены в каждом конкретном случае. Есть и такие моменты, когда проявляются некие договорённости между соответствующими сторонами. Однако всё это не выходит за рамки макроэкономики, которая ориентируется, прежде всего, на потоки спроса и предложения, но также реагирует и на политические импульсы.

Например, чуть более десяти лет тому назад мне пришлось заниматься урегулированием корпоративного конфликта на Украине. Спор разгорелся вокруг Кременчугского НПЗ – главного актива «Укртатнафта». «Татнефть» владела более половины акций «Укртатнафты» – оператора Кременчугского НПЗ. В реалиях того периода новые украинские власти реализовали свой ресурс – оказали политическое давление. В результате рейдерского беспредела, прикрываемого печатью суда, «Приват» посадил своего директора, выставил свою охрану и добился ареста 18 процентов наших акций. Некоторые эксперты и СМИ видят в этом поражение «Татнефти». Но нельзя относиться к таким моментам однобоко. Выиграл Татарстан: после этого случая было принято историческое решение – построить собственную нефтепереработку на территории Республики. Это проект ТАНЕКО, который курировать было поручено мне.

– Десять лет тому назад экономист Егор Гайдар в своей статье «Нефтяное проклятие» привёл график цент на нефть за период с 1880 по 2006 год. Удивительно, с 1880 по 1973 год – мировая цена на нефть держалась в диапазоне от $7 до $21 за баррель и в среднем составляла $14. А сегодня цены в районе $30 долларов за баррель ставят бюджет в ситуацию, близкую к кризису. В то же время Группа компаний «Татаро-американские инвестиции и финансы» (ТАИФ) отчиталась на днях вовсе не кризисно: нефтехимическому гиганту Татарстана удалось в три раза нарастить прибыль. Какие цены вы считаете объективными? Президент России Владимир Путин назвал разрушение СССР «крупнейшей геополитической катастрофой века». Считаете ли Вы, что процессы, приведшие к такому разрушению, не связаны с ценами на нефть? И с чем, на Ваш взгляд, они связаны?

– Конечно же, разрушение СССР – это катастрофа. Вызвана ли она была только падением цен на нефть? Сложный вопрос. Пожалуй, если рассматривать все стороны этой проблемы, то политических и военных технологий в ней было реализовано больше, чем экономических. Сам фактор цены, привязанной к доллару, подвержен изменениям курса этой валюты. С советских времён стоимость американских денег изменилась в меньшую сторону. Это значит, что цена баррели в долларах выросла, но, по сути, осталась прежней. Я говорю о сегодняшнем уровне цен. Это значит, что и прибыли сегодня и в советский период сопоставимы. Но когда вопрос касается наполнения бюджета страны, то здесь цена нефти важна в абсолютном значении, поскольку её величина напрямую влияет на доходную часть бюджета.

– Наиль Ульфатович, каким видом спорта вы увлекаетесь.

– В 70-е годы я увлекался карате. В 90-х мы с партнёрами учредили соответствующую федерацию. Но в настоящее время больше времени я посвящаю китайской гимнастике цигун. В Китае я посещал мастера Тяньчжушаньского цигуна Лю Шао Бину. Сейчас стараюсь заниматься гимнастикой два раза в день – рано утром и поздно вечером.

– Наиль Ульфатович, за 2015 год ПАО «Татнефть» стало победителем конкурса «Благотворитель года». Благотворительность – это что: необходимость, потребность, состояние души или что-то другое?

– Если хочешь оказать настоящую помощь, то не следует об этом навязчиво напоминать. Да, такая победа есть. Есть и благотворительные программы. Но пусть мы всё же останемся скромными.

Андрей Тюняев, главный редактор газеты «Президент»

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (1)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
  1. Луиза
    Луиза Гости 27 мая 2016 (00:55)

     


    "Суть русской сказки 


    Удивительно, сказки существуют у всех народов, кроме одного. Зато у этого одного вместо сказок есть религия. И вместе с этим, религия одного народа полностью заняла информационное пространство "

    Пора пора, освобождать пространство от этой Ре лигии или повторного закона или пересоюза  или перепорядка. 

    Благодарю за информационно богатый ресурс 

Редакция в лицах
Партнеры