» » Перетягивание оси

Перетягивание оси

16 декабрь 2010, Четверг
51
0
Менее чем через месяц председатель Китайской Народной Республики Ху Дзинтао отправляется с официальным визитом в США. Вокруг оси Вашингтон-Пекин вращается сейчас большинство наиболее острых мировых проблем. Для обсуждения на высшем уровне их накопилось более чем достаточно.

Придя в Белый дом, Обама начал «перезагрузку» не только с Россией. Посетив год назад Пекин, он предложил китайскому руководству поделить мир на сферы влияния, создав G-2. Идея сама по себе не нова, ранее о такой схеме рассуждали признанные тяжеловесы американской дипломатии Бжезинский и Киссинджер. Однако Пекин это предложение сразу отверг.

Китайские эксперты, судя по материалам российского Совета по внешней и оборонной политике, объясняют, что Вашингтон, предлагая Пекину глобальное взаимодействие, в действительности таким образом хотел бы приобщить экономические возможности Китая к решению собственных проблем выхода из кризиса, а политические – к «расшивке» ситуации в Ираке, Афганистане, а также вокруг Ирана и Северной Кореи.

В более широком плане оценка китайских экспертов такова: «Американцы в международной политике действуют односторонне. А повсеместные столкновения интересов и противоречия между США и КНР будут продолжаться еще очень долгое время. Поэтому высказывания о том, что Китай с Соединенными Штатами могут управлять миром, неосуществимы и невозможны. Пекин не будет ослаблять свои связи ни со стратегическими партнерами, ни с широким кругом развивающихся стран. G-2 – немудрый выбор», – считает бывший военный атташе Китайской Народной Республики в России генерал Ван Хайюнь.

Тем не менее, в экономической сфере связи КНР и США настолько тесны и многообразны, что впору говорить о взаимозависимости. Китай является основным держателем государственного долга и основным торговым партнером США. Заслуга в создании такого экономического альянса принадлежит не только руководству КНР, но и американским бизнесменам, которые, оценив преимущества инвестиций в Поднебесную, стали активно переносить туда производство, а затем сбывать в Штатах дешевые китайские товары. Пекин же вкладывал прибыли в наиболее стабильные государственные бумаги США.

Все бы хорошо, но грянул кризис, а с ним – безработица, которая достигает в Штатах почти 10% (15 млн человек), а по неофициальным данным еще больше. Нужны новые рабочие места, а реальное производство во многих отраслях уже выведено в Китай. В перспективе Америке нужна структурная перестройка, о которой говорит Обама, призывая к развитию инновационного бизнеса. Но это скоро не делается.

Правда, есть и быстродействующее средство – увеличить международную конкурентоспособность американских товаров за счет игры на валютных курсах. Опускаем доллар, поднимаем юань, защищаем рынок США от китайцев. Последняя тема стала весьма популярной у американских политиков особенно перед ноябрьскими промежуточными выборами в Конгресс.

Если с девальвацией доллара Вашингтон справляется легко, вливая в экономику триллионы, что приводит к росту мировых цен на золото, нефть и иностранные валюты, то с юанем не все так просто. У китайцев свои проблемы с безработицей, и подрезать собственную экономику они не согласны, поэтому отвергают все обвинения в завышенном курсе юаня и ни в какую не идут на его повышение. Наиболее явно это проявилось в ходе ноябрьского саммита «двадцатки» в Сеуле.

Китай не поддался на давление США и отверг обвинения в провоцировании валютных войн, да и в целом прозрачно намекнул, откуда все проблемы глобальной экономики. «Мировое сообщество должно реформировать финансовую систему, чтобы она стала стабильной. А стабильности она достигнет лишь в том случае, если гигантский разрыв в уровне благосостояния между различными государствами будет преодолен. Пока же этого не произошло, мы должны уважать различия между разными странами и системами», – заявил в Сеуле Ху Дзинтао.

Однако, маловероятно, чтобы США отступили в такой важной для себя теме. В их дипломатическом арсенале есть и ассиметричные меры. Например, права человека.

Перечислю лишь несколько тем, по которым США прессингуют Китай. Положение национальных меньшинств в Тибете и отношение к Далай-ламе, ограничение свободы информации в Интернете, монополизм в политической сфере. Свежайший пример – присуждение Нобелевской премии мира осужденному китайскому диссиденту Лю Сяобо, которого американский президент тепло поздравил и при этом призвал правительство КНР дать узнику свободу.

Другой ассиметричный удар сделан на тайваньском направлении.

Ключевой задачей внешней политики Пекина, да и важнейшим внутриполитическим лозунгом является восстановление территориальной целостности Китая, претерпевшего немало унижений от западных держав в течение последних двух веков. Англичане уже вернули Гонконг, португальцы – Макао. Главная цель сейчас – Тайвань, диалог с которым стал медленно, но верно развиваться после возвращения к власти на острове два года назад партии Гоминдан. Однако санкционированная в феврале этого года администрацией Обамы сделка по продаже Тайваню оружия на 6,5 млрд долларов достаточно четко показывает, что Вашингтон не симпатизирует прогрессу в деле воссоединения Тайваня с КНР.

В этом же ряду и демонстративная поддержка Вашингтоном Японии и других противников КНР в вопросе принадлежности ряда спорных островов в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях.

Надо сказать, что и у Пекина есть возможности для контригры. Он четко и небезуспешно позиционирует себя как лидера развивающихся стран, и в этом качестве ведет успешную игру на многосторонних переговорах по глобальному изменению климата. Интересы третьего мира, озабоченного проблемой развития, и лидеров постиндустриального сообщества, миновавшего стадию бурного экономического роста и больше думающего о качестве жизни, диаметрально расходятся. КНР же в этом противостоянии, заручившись поддержкой большинства, легко переигрывает США в вопросах введения ограничений на промышленную деятельность, вызывающую выбросы «парниковых газов».

Еще более активно КНР оппонирует американской политике в отношении Ирана, а также Северной Кореи. Позиция у Пекина однозначная, и, кстати, полностью поддерживаемая Россией: эти проблемы решаются только за столом переговоров. А утюжить авианосными группами акваторию вблизи Северной Кореи или обсуждать возможность удара по Ирану – дело бесперспективное и опасное.

Но главный козырь КНР – могучий рост экономики: 10% в год, несмотря на кризис. И как следствие – постоянное повышение авторитета на мировой арене. В этом – главный вызов для Вашингтона.

Как видим, проблем для обсуждения у Обамы и Ху Дзинтао накопилось более чем достаточно. А вот точек соприкосновения…

Андрей Ильяшенко
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 150 дней со дня публикации.
Редакция в лицах
Партнеры